Биткойн как боевой клич

  • Автор:

«Народу Техаса и всем американцам мира». Подполковник Уильям Б. Тревис начал свой открытый призыв к сражению из Аламо с описания Америки как идеи, не имеющей границ: «всем американцам мира». То было обращение ко всем тем, кто ценит борьбу за свободу. Когда противник, имевший десятикратный перевес в численности, потребовал сдаться, Тревис ответил пушечным выстрелом. Ему тогда не было даже 27 лет. Неделю спустя Техас провозгласил независимость, но в считаные дни Аламо пал. Письмо Тревиса превратилось в боевой клич революции. «Помни Аламо». В конечном итоге Техас завоевал независимость. Это служит напоминанием о том, что, когда враг превосходит тебя в численности, это компенсирует неистощимое стремление к свободе. И это неотъемлемая черта характера всех американцев мира.

«Народу Техаса и всем американцам мира» — фрагмент открытого письма от 24 февраля 1836 года, написанного командиром техасских сил в битве за Аламо Уильямом Барретом Тревисом к поселенцам Мексиканского Техаса.

Несмотря на отсутствие воспетых героев и буквального провозглашения независимости, Биткойн – это вполне себе борьба за свободу, и он точно так же становится боевым кличем для всех тех, кто отказывается покорно принимать судьбу нашей непрочной финансовой системы. Сама идея свободы, возможно, важнейший принцип денежной революции, порождённой Биткойном. Когда война будет выиграна, это должно отразиться в конституционной поправке (хотя первая поправка к Конституции США это уже охватывает): право держать биткойны. До Биткойна все фактически были вынуждены использовать ущербную валютную систему. Но с появлением в 2009 г. первой криптовалюты всё изменилось. Биткойн полностью доброволен, его никто не контролирует, и он даёт каждому возможность хранить и передавать стоимость в виде валюты, свободной от манипуляций. Возможно, Биткойн не сопоставим с правом на жизнь, свободу и преследование счастья, но для тех, кто предпочитает полагаться на него как на лучший путь вперёд, это основополагающее и неотъемлемое право.

Хотя разные люди ценят Биткойн по разным причинам, он последовательно привлекает тех, кто увидел неотъемлемый уровень свободы, предлагаемый этим мощным инструментом, особенно в мире, полном нескончаемых экономических катастроф. Тогда как с каждым днём хрупкость и неустойчивость глобальной финансовой системы становится всё более очевидной, центральные банкиры и политики соревнуются в том, кто сможет больше стимулировать падающую экономику. Не забывайте, что неустойчивость финансовой системы не появилась сейчас: она лишь повторно выходит на поверхность. Те же структурные проблемы существовали во время финансового кризиса 2008 г. До нефтяной войны и пандемии в сентябре 2019 г. вышли из строя кредитные рынки РЕПО. Это был первый звоночек. Если бы катализатором не послужили недавние события, то какие-нибудь другие «обстоятельства непреодолимой силы» разоблачили бы, что всё это время оставалось под поверхностью: перегруженная долгом финансовая система, готовая выйти из строя при первых же признаках сколь-либо значимого стресса.

: fred.stlouisfed.org

: fred.stlouisfed.org

Ещё до глобального карантина (т. е. ускоренной властями паники) Федеральная резервная система (ФРС) предоставила рынкам РЕПО ~$500 млрд экстренного финансирования. Теперь же масло буквально бочками льётся в огонь. Но пугают не только масштабы, а явные признаки постепенной потери контроля. После изначального падения фондового рынка ФРС в срочном порядке снизила процентные ставки на 50 базисных пунктов (б. п.). Рынок упал ещё больше, и ФРС анонсировала постепенное предоставление рынкам РЕПО краткосрочного финансирования (1-3 месяца) на $1,5 трлн. Рынок снова обвалился, и спустя три дня была анонсирована формальная программа «количественного смягчения» на $700 млрд, предусматривающая непосредственную покупку американских государственных облигаций на $500 млрд и ипотечных ценных бумаг на $200 млрд. С этим шагом совпало снижение краткосрочных ставок на 100 б. п. (до нуля).

: BloombergMarkets

Однако фондовый рынок упал снова, кредитные рынки вышли из строя, и ФРС пошла на отчаянный шаг, анонсировав программу неограниченного количественного смягчения. Три самых агрессивных шага на данный момент были предприняты на протяжении 10 дней. А последний беспрецедентный шаг предусматривает, что ФРС начнёт покупать корпоративные облигации как на вторичном, так и на первичном рынке. ФРС также расширила покупки ипотечных ценных бумаг, включив ипотеки, обеспеченные коммерческой недвижимостью. Кроме того, ФРС предусмотрела эмиссию обеспеченных ценных бумаг, чтобы выкупать студенческие долги, автокредиты, долги по кредитным картам и т. д. Всё это без указания какой-либо цены – просто обещание делать всё, что понадобится. Было бы смешно, если бы не было так серьёзно, но вот в чём настоящий вопрос: если ФРС контролирует ситуацию, зачем такие крайние меры? Почему ФРС за десять дней так радикально изменила свои планы, если понимала масштабы проблемы? О непредвиденных последствиях речь даже не идёт; это просто показывает, что ФРС потеряла контроль над ситуацией. Зачем анонсировать программу на $700 млрд, если не ожидать, что она подействует? Это классическая игра методом проб и ошибок, вот только можно увидеть лишь непосредственную реакцию рынка, но не конечные последствия. Проблема в том, что на кону стоит наша экономика.

«В ФРС имеются бесконечные суммы наличных». – Нил Кашкари, председатель Федерального резервного банка Миннеаполиса, 2 марта 2020 г.

 

«Чтобы выдать кредит банку, мы просто с помощью компьютера отмечаем размер его счёта в ФРС […] Это намного больше напоминает печатание денег, чем займы». – Бен Бернанке, бывший председатель ФРС, 15 марта 2009 г.

Денежная база Биткойна.
: bashco.github.io

Будьте уверены, что $1,5 трлн, предоставленные рынкам РЕПО, дополнят формальную программу количественного смягчения ФРС, и, по консервативным оценкам, вся неопределённая программа в итоге превысит $4 трлн. ФРС не может потушить пожар кризиса ликвидности с помощью краткосрочного финансирования, и у неё не будет другого выбора, кроме как монетизировать большую долю кредитной системы, чем в 2008 г., потому что проблема теперь масштабнее. Кроме того, Конгресс собирается принять изначальный пакет стимулирования в ответ на пандемию на $2 трлн. Поскольку рынок уже переживает кризис ликвидности, у банковской системы нет на руках достаточно наличности, чтобы профинансировать огромное увеличение дефицита федерального правительства. Как следствие, ФРС будет вынуждена финансировать любой фискальный ответ посредством постоянно растущей программы количественного смягчения. Только так банки могут получить наличные, чтобы профинансировать такое фискальное стимулирование. Все дороги снова ведут к ФРС и бесконечному количественному смягчению.

Такова новая норма, и она нежизнеспособна. Но нам не обязательно принимать эту реальность. Есть лучший выход. Среди всемирного страха и паники часто кажется, что альтернативы нет. Неясно, когда именно так много людей стали считать, что власти (а не свободный рынок) должны бороться с пандемией, но, похоже, многие агрессивно требуют такого мира. Это признак непонимания основополагающей проблемы. Последствия пандемии неверно оцениваются с ложным убеждением, будто единственная надежда – распределять деньги, созданные центральными банками и правительствами из воздуха. Это предсказуемо нерационально. Нет причин, чтобы даже из-за нескольких месяцев полной приостановки экономики мир оказался на грани глобальной депрессии. Напротив, это следствие характерной хрупкости финансовой системы, зависимой от непрекращающейся кредитной экспансии, без которой она начнёт рушиться. Проблема не в пандемии, а именно в хрупкости глобальной финансовой системы. Не стоит обманываться. К краху финансовой системы привела не пандемия. Это на 100% случилось бы независимо от того, была бы пандемия или нет. Если бы не сильная зависимость от кредита и непомерные уровни левериджа, фьючерсы S&P 500 не фиксировали бы регулярно нижний предел падения.

Экономическая зависимость от кредита и высокий уровень системного левериджа – это вовсе не естественное свойство капитализма или свободного рынка. Такая рыночная ситуация – следствие действий центральных банков. Нестабильность вызвана рыночным устройством. В ответ на каждое экономическое замедление (или кризис) за последние четыре десятилетия центральные банки (включая ФРС) увеличивали денежную массу и снижали процентные ставки, чтобы существующие уровни долга не стали непомерными и чтобы можно было создать больше кредита. Каждый раз, когда система в целом пыталась избавиться от левериджа, центральные банки предотвращали это с помощью кредитно-денежного стимулирования, отсрочивая решение проблемы и позволяя экономическому дисбалансу десятилетиями накапливаться в кредитной системе. Такова основополагающая причина характерной хрупкости финансовой системы (см. здесь). И именно поэтому каждый раз, когда возникают экономические нарушения, кредитно-денежная реакция центральных банков должна быть всё масштабнее. При большем дисбалансе и помощь должна быть больше.

При этом систему толкают всё дальше и дальше по карнизу. Критические риски для системы (и стабильности валюты) становятся всё больше и больше. Все невольно вынуждены участвовать в этой обескураживающей гонке, но для тех, кто обращает внимание на то, какая игра идёт на самом деле, Биткойн всё больше становится самым ясным выходом из этого безумия. Если максимально упростить, то количественное смягчение – это принудительное обесценивание (или девальвация) денежных сбережений. Оно искажает все ценовые механизмы в экономике, и его цель – кредитная экспансия. Когда будут писаться исторические книги об эпохе, предшествовавшей Биткойну, непонимание последствий искажения глобальных ценовых механизмов будет определено как источник всех других критически неверных допущений современной доктрины центральных банков. Это неизбежно. Можно лишь надеяться, что с последствиями удастся разобраться. Но свободолюбивые американцы всего мира и из всех слоёв общества всё меньше готовы это терпеть. Всегда должен быть лучший выход.

В этом суть самой идеи надежды и человеческой изобретательности: нежелание принимать новую норму как свершившийся факт. Если количественное смягчение можно свести к обесцениванию денежных сбережений, то Биткойн можно свести к свободе конвертировать стоимость в валюту, которой нельзя манипулировать. В книге «Дорога к рабству» Хайек как нельзя лучше описывает функцию денег: «Будет намного вернее сказать, что деньги – один из величайших инструментов свободы, изобретённых человеком». Далее он объясняет, что в конечном счёте деньги дают людям намного больший выбор, чем можно было бы себе представить без них. Они делают это, распространяя знания посредством ценового механизма – важнейшего рыночного сигнала, способствующего экономическому координированию и распределению ресурсов. Но если денежное средство начинает предоставлять меньше свободы, человеческая изобретательность естественным образом найдёт выход и создаст что-то новое, что будет более эффективно выполнять те же функции. Это и есть Биткойн, и назад пути нет. Когда толчок дан, знания распространяются экспоненциально.

Биткойн обещает более стабильную денежную систему. Он не даёт никаких обещаний касаемо своей стоимости в ту или иную дату. Он лишь гарантирует, что его предложение свободно от манипуляций и системного обесценивания центральным банком (или кем-то другим). Постоянно всплывает вопрос о том, является ли Биткойн «тихой гаванью», а в последнее время – почему он коррелирует с (падающими) финансовыми рынками. Действительность такова, что биткойн не тихая гавань, по крайней мере в общепринятом смысле. Его держит не так много людей, чтобы он был тихой гаванью. Он всё ещё молод, и вполне предсказуемо, что с наступлением глобального избавления от левериджа ликвидный актив будут продавать вместе со всем остальным.

Однако остаётся неизменным тот факт, что Биткойн – антихрупкий конкурент хрупкой по своей природе финансовой системы.

В одноимённой книге Нассим Талеб описывает антихрупкость не просто как устойчивость или гибкость, а как противоположность хрупкости. Антихрупкие системы становятся сильнее от волатильности. Недавняя волатильность Биткойна, вероятно, лишь начало, но в действительности она представляет собой непрерывное и непрекращающееся ценообразование. У Биткойна нет ни механизмов приостановки торгов, ни государственных дотаций. Каждый участник максимально подотчётен, и этот рынок свободен от моральных рисков. Когда страсти улягутся, то, что не убьёт Биткойн, лишь сделает его сильнее. В буквальном смысле. Он выживает и преуспевает в естественных условиях, без какого-либо центрального координирования. Он не для слабых духом, но для свободных и смелых. Если он выживет, будет только 21 млн монет, и само его выживание упрочит его место в мире. С каждым кредитно-денежным стимулированием традиционной финансовой системы главная функция Биткойна будет становиться всё более очевидной и понятной для всё большего числа людей. Это будет не случайность, а следствие предоставляемого Биткойном разительного контраста. Даже при всей своей волатильности он закладывает фундамент более стабильной кредитно-денежной системы.

Поскольку предложением биткойна невозможно манипулировать, точно так же его цена и доступный кредит в нём всегда будут свободны от манипуляций. Они будут определяться на рынке. Как следствие, в кредитной системе биткойна никогда не будет непомерных дисбалансов. Помимо его фиксированного предложения, в этом контраст в практическом применении. Накопление в кредитной системе постоянных дисбалансов (провоцируемое центральными банками) – это источник хрупкости современной глобальной экономики. На рынке, построенном на основе валюты, которой нельзя манипулировать, как только возникнет дисбаланс, экономические силы естественным образом скорректируют курс, предотвратив системные кредитные риски, преследующие традиционную финансовую систему. Вместо того чтобы расстраивать будущее, позволяя под поверхностью накапливаться дисбалансам, свободное от манипуляций предложение биткойна будет тушить пожар, как только он возникнет. Хрупкие составляющие системы будут принесены в жертву, и, как следствие, система в целом станет более антихрупкой.

Для кого-то Биткойн стал понятнее благодаря Libra от Facebook. Для других – благодаря гиперинфляции в Венесуэле. А теперь многие будут всё больше осознавать, что финансовые кризисы и количественное смягчение повторяются снова и снова. Сколько бы циклов количественного смягчения ни было ещё припасено у ФРС и сотоварищей, Биткойн неизбежно превращается в боевой клич для всех тех, кто предвидит катастрофу и не желает пассивно наблюдать. Это не просто коллективный акт гражданского неповиновения; это индивидуальное признание потребности действовать в интересах самосохранения. Для большинства людей наступает момент, когда здравый смысл и инстинкт выживания естественным образом берут верх. У каждого это может происходить по-разному, но в конечном счёте Биткойн – способ сохранить определённую свободу, которая без него нарушается или ущемляется. Если власти попытаются запретить Биткойн или его будут ошибочно винить в несостоятельности традиционной системы, всегда помните о простоте того, что он представляет. Это не более чем индивидуальная свобода конвертировать реальную стоимость в деньги, которыми невозможно манипулировать. Это основополагающая свобода, но её нужно заслужить. Поэтому, все американцы мира, будьте скромны, копите сатоши и не сдавайтесь. Во что бы то ни стало.

Источник

О сайте

Информационный сайт последних и актуальных новостей о страховании.

Комментарии

Посетители

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Яндекс.Метрика