D&O на пороге перемен: как защитить директора от финансовых претензий. Обзор

  • Автор:

Москва. 11 октября. INTERFAX.RU — Рынок страхования ответственности директоров и топ-менеждеров (D&O) переживает взлет спроса. Уже три года подряд растут тарифы в этом сегменте, вот только уровень реальных выплат остается мизерным — менее 1%. Регулятор и страховщики считают идею актуальной и полезной для страхователей, а рост убытков — вполне возможным. При этом все участники опроса, проведенного «Интерфаксом», сходятся в необходимости корректировки законодательного регулирования в сегменте D&O, чтобы линия защиты интересов директоров заработала в полную силу.

Круг защиты

Полисы D&O защищают интересы руководителей и самой компании, акционеров, третьих лиц, полагают в Банке России. C учетом развития в РФ института субсидиарной ответственности, «директора и иные руководящие лица компаний все чаще привлекаются к гражданской ответственности за причинение убытков, связанных с осуществлением ими управленческих функций», сообщил «Интерфаксу» регулятор. «В российской практике имеют место случаи, когда страхование D&O позволило покрыть такие убытки. Полагаем, что эти обстоятельства и ряд иных факторов (например, листинг за рубежом) свидетельствуют об актуальности D&O для российского бизнеса», — добавили в Банке России.

О кратном увеличении количества получаемых запросов на страхование D&O сообщили в «Росгосстрахе». Особенно заметен рост спроса со стороны компаний средних размеров, что объясняется двумя причинами. Во-первых, увеличивается количество претензий к директорам таких компаний, они стремятся приобрести полис, защищающий их интересы. Во-вторых, рынок инвестиций в настоящее время становится более доступным для частных инвесторов — средние компании рассматривают возможности выхода на IPO с целью привлечения дополнительного капитала, что, в свою очередь, увеличивает спрос на заключение договоров страхования D&O в этом сегменте.

Повышение спроса у среднего бизнеса отмечает и директор по андеррайтингу и перестрахованию СК «Сбербанк Страхование» Александр Медведев: «Страхование D&O становится своего рода знаком качества для многих компаний, демонстрирует высокий уровень корпоративного управления и заботу о менеджменте. Все это положительно сказывается на имидже компании и позволяет привлекать топ-менеджеров международного класса».

Медведев добавил, что претензии к директорам могут быть поданы со стороны надзорных органов и регуляторов (ФНС, ЦБ, некоторых силовых ведомств). Собственники компании, акционеры, инвесторы также могут подать иск против директора, если посчитают, что его действия привели к снижению финансовых результатов или падению стоимости акций. Подобные иски широко распространены за рубежом и особенно в США. Истцами потенциально могут выступать и компании-конкуренты или контрагенты, обвиняющие директоров в нарушении антимонопольного законодательства или ограничении конкуренции. Сотрудники самой компании могут подать иск против директора с обвинением в дискриминации или нарушении трудового законодательства. Наконец, компания может начать разбирательство против своего директора: например, когда новое руководство выдвигает иск против своих предшественников, ушедших в отставку или переведенных на другой участок работы. Возможны и другие истцы, а также сценарии предъявления претензий. Однако по договору страхования D&O принципиально «покрываются убытки третьих лиц в результате непреднамеренных ошибок директоров при осуществлении их деятельности», подчеркнул Медведев.

Ошибки руководителей могут быть разной природы. В перечень ошибочных действий, приводящих к убыткам, страховщики включают не только нарушение служебных обязанностей, но, к примеру, неосмотрительные высказывания и неосмотрительные инвестиции, разглашение конфиденциальной информации, одобрение ошибочной отчетности, незаконное увольнение сотрудников, гендерную дискриминацию и другие, отмечают в «Росгосстрахе».

Сборы — около 3 млрд рублей в год

В статистике Банка России линия D&O не выделяется, что затрудняет внешний анализ объемов премий и выплат. По оценке руководителя управления страхования финансовых рисков компании «АльфаСтрахование» Алины Малышевой, объем сборов на рынке D&O за 2020 год достиг примерно 3 млрд рублей. «Но это очень информационно закрытый рынок, регулятором не ведется отдельная статистика, оценки участников рынка носят экспертный характер «, — обратила внимание она. Уровень проникновения на российском рынке D&O в сегменте крупных компаний в настоящее время составляет более 50% и 10-15% — среди средних компаний, полагает Малышева.

«Пандемия ударила по многим секторам экономики — индустрии развлечений, туризму, пассажирским перевозкам, общепиту, ряду других — в них финансовое состояние компаний заметно ухудшилось. Выросли риски, связанные с цепочками поставок, прежде всего электронных компонентов из стран Юго-Восточной Азии. Рост рисков в экономике стал дополнительным фактором повышения тарифов на рынке D&O при одновременном снижении аппетитов международных страховщиков к особенно пострадавшим отраслям», — дополнила картину Малышева.

Если брать долгий период, в России убыточность по D&O с учетом произведенных выплат (без учета сформированных резервов) находится на очень низком уровне, отметил глава страхового брокера «Ростеха» ООО «СБ»РТ-Страхование» Николай Галушин. Однако «в тех случаях, когда российские компании покупают высокие лимиты защиты по договорам страхования ответственности директоров, которые подпадают под регулирование США, Великобритании, Гонконга или Сингапура, убытков может быть больше, поскольку и требования о выплатах будут поступать не из России, а исходить от миноритариев», отмечает он.

Три года растут тарифы

Практически все опрошенные эксперты сообщили о росте тарифов по договорам D&O на протяжении последних трех лет, тенденция формируется на международном перестраховочном рынке. «В 2019-2020 годах наблюдался резкий рост тарифов на глобальном рынке D&O и в перестраховании таких рисков, в 2021 году рост цен продолжается, но не такими темпами, как в 2020 году», — привела данные Малышева.

Медведев из «Сбербанк Страхования» полагает, что переход рынка D&O в «жесткую» ценовую фазу начался еще в 2018 году, эта фаза характеризуется «консервативным андеррайтингом, снижением доступной ёмкости на страховом рынке, сокращением объема страхового покрытия, ростом уровня цен на мировом и отечественном рынках, но в последнее время рост цен по прямым договорам и договорам перестрахования замедляется».

Генеральный директор СК «Совкомбанк страхование» Игорь Лаппи подтверждает: «Ёмкость мирового рынка D&O в целом снизилась, в 2020 году к 2019-му цены поднялись в разы, в среднем в два-три раза. В начале 2021 года рынок D&O все еще находился в жесткой фазе, в третьем квартале мы отмечаем некоторую стабилизацию цен».

Начальник департамента страхования финансовых линий бизнеса и ответственности компании АО «Греко Интернешнл» Дмитрий Грузинцев пояснил агентству, что переход для страхователей в жесткую ценовую фазу в 2019 году зависел от предыдущей стоимости договоров D&O. Если цена была сильно занижена по сравнению с мировыми сопоставимыми компаниями, рост был многократным. Если же цена была рыночной, то рост составлял 40%-100%.

Системного увеличения цен на D&O не видят в «Росгосстрахе», при этом заметен рост тарифов по отдельным договорам из-за требований международных перестраховщиков. По данным компании, лимиты по полисам D&O в «Росгосстрахе» как правило составляют от $5 млн и выше, лимиты страхового покрытия различных расходов страхователя обычно не превышают 5%-10% от общего лимита по договору. «Требования наших иностранных партнеров дополнились исключением рисков, связанных с COVID-19. Мы и наши российские партнеры пока применяем это исключение в отдельных случаях, но есть вероятность, что в 2022 году доля договоров, содержащих исключение COVID-рисков, существенно увеличится», — предупреждают в «Росгосстрахе».

Начальник управления страхования банковских и информационных рисков СПАО «Ингосстрах» Антон Казиев считает ключевым фактором роста цен в D&O «дефицит емкостей перестрахования, а не убыточность вида в целом». На смещение баланса спроса и предложения повлияли и кризисно-пандемийные явления. Любой кризис оценивается страховщиками как обстоятельство, увеличивающее вероятность наступления страхового случая, считает он. Однако считать полис D&O способом повышения финансовой устойчивости компании было бы заблуждением, полагает Казиев.

По оценкам директора департамента финансовых и профессиональных рисков международного страхового брокера Marsh Ольги Глазковой, темпы роста цен по прямым договорам D&O сопоставимы с темпами роста цен в перестраховании, поскольку по-прежнему большая часть страховой (перестраховочной) ёмкости обеспечена именно зарубежными участниками.

«Высокая убыточность других регионов (США, Австралия, Великобритания) явилась катализатором пересмотра андеррайтинговой политики и стремительного роста цен в D&O. В силу того, что под эти убытки попали страховщики, которые предоставляют перестрахование по всему миру, здесь сработал принцип «все платят за всех», — сообщила Глазкова.

Наибольшие темпы роста тарифов на D&O в РФ наблюдались при продлении договоров 2019 года в 2020 году. По ряду рисков прирост равнялся 250%-300%. Как правило, резкое повышение цен ощутили финансовые институты и крупные промышленные компании, сказала Глазкова. При продлении на период 2020-2021 годов рост цен сохранился, но темпы замедлились и в среднем составляют 15%-40% в зависимости от индустрии страхователя. В договорах D&O теперь встречаются ограничения покрытия в части экологического ущерба, добавляются ограничения страхового покрытия в части ущерба жизни и здоровью третьих лиц. Могут подпасть под исключения риски банкротства в случае, если у компании слабая финансовая отчетность, сообщила представитель Marsh.

Растущие на международном рынке тарифы в D&O связаны и с активностью регуляторов, полагает начальник департамента страхования финансовых линий и ответственности компании АО «Греко Интернешнл» Дмитрий Грузинцев. «Они инициируют все больше исков против компаний и директоров, заметен рост количества коллективных и групповых исков, которые по статистике влекут наибольшие убытки для страховщиков ответственности. Кроме того, идет законодательное расширение ответственности директоров, появляются новые риски, увеличивается стоимость услуг юристов, которые оплачиваются по полису D&O, дополнил Грузинцев.

Ничтожные выплаты

С критикой сложившейся в России практики D&O в конце весны этого года выступил зампред Банка России Владимир Чистюхин, он назвал этот бизнес «декоративным», объем принятой страховщиками ответственности в сегменте в прошлом году составлял сотни миллиардов рублей, а уровень выплат был менее 1%. «Не означает ли такое соотношение показателей, что полис D&O превращается «в инструмент самоуспокоения», — задался риторическим вопросом зампред ЦБ.

Чистюхин обратил внимание на две основные проблемы в конструкции договора D&O применительно к сложившейся практике. Претензии как правило предъявляются компаниям, а не конкретным затрахованным лицам, в судебных разбирательствах об ответственности руководителей компаний чаще всего речь идет об их умышленных действиях, повлекших финансовый ущерб третьим лицам. «Практика не только судебная, но и надзорная показывают, что умысел руководителей почти везде презюмируется», — обратил тогда внимание Чистюхин. Осторожность в подходах к регулированию D&O одновременно диктуется тем, что убытки по таким договорам могут приравниваться к катастрофическим в некоторых случаях.

Установленный в Гражданском кодексе РФ (статья 932 ГК РФ) и действующий сегодня порядок предписывает, что «по договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя, договор страхования, не соответствующий этому требованию, ничтожен».

«Данная норма создает определенные препятствия для развития страхования договорной ответственности в целом и ответственности директоров в частности, в связи с чем требует изменений, — сообщили «Интерфаксу» в ЦБ. — Мы поддерживаем необходимость отдельных корректировок акционерного законодательства, в том числе в части установления правил одобрения и заключения соответствующих договоров».

В настоящее время вопрос о заключении договора D&O относится к сделкам с заинтересованностью и требует соответствующего порядка их одобрения. Минэкономразвития предлагает упростить эту процедуру.

«Определенные проблемы в российской правоприменительной практике связаны с широким толкованием понятия противоправный интерес, т.е. интерес, страхование которого не допускается», — сообщили в ЦБ на запрос агентства. В этой связи регулятору «представляется целесообразной выработка общих критериев противоправности, с целью исключения правовой неопределенности в том числе применительно к страхованию D&O. Однако, полагаем, что такие критерии могут быть выработаны на уровне судебной практики».

В целом страхование D&O в России осуществляется по схожей модели, что и в международной практике, полагают в ЦБ. «Вместе с тем, по зарубежным правилам страхования (прежде всего английским) перечень застрахованных лиц обычно сформулирован широко: высший топ-менеджмент, все лица, замещающие должности тех или иных органов общества, бухгалтер, юрист, и прочие лица, которые принимают значимые для организации решения — все они попадают под защиту. В российской практике же страхование зачастую распространяется только на единоличный исполнительный орган, членов коллегиальных исполнительных органов», — сообщили в регуляторе.

Попытка внести корректировки была сделана Минэкономразвития весной этого года при подготовке законодательных изменений, касающихся страхования ответственности директоров. В частности, ведомством было предложено законодательно разрешить компаниям заключать договоры страхования в пользу директоров, расширить перечень застрахованных лиц по договору D&O и даже страховать ответственность руководителей за ущерб, нанесенный его противоправными действиями (если это предусмотрено договором страхования). Последняя инициатива подверглась жесткой критике со стороны Всероссийского союза страховщиков (ВСС), замечания на ту же тему содержались и в заключении Минфина на законопроект Минэкономразвития, тема требует доработки. Страхование умышленного причинения ущерба противоречит базовым принципам страхового дела в РФ и не согласуется с мировой практикой страхования, настаивают страховщики.

«Стремление включать в полис D&O покрытие умышленных действий директоров, как это сделано в законопроекте Минэкономразвития, содержит риск формирования нежелательной практики покрытия противоправных интересов», — считает руководитель управления «АльфаСтрахования» Малышева.

«Данное предложение противоречит ГК и общим принципам страхования, — поддержал тему начальник управления «Ингосстраха» Казиев. — Для защиты от умышленных противоправных действий сотрудников существует комплексное страхование имущества предприятия от преступлений».

Большинство страховых случаев связаны с активностью как российских, так и иностранных регулирующих органов, дополнил Медведев из «Сбербанк Страхования». Только за последние несколько лет были инициированы расследования в отношении ряда крупных компаний. В РФ активность регуляторов также существенно повлияла на рост заявленных претензий по полисам D&O, а как следствие — и цен.

«Урегулирование страховых случаев и уровень выплат по D&O напрямую связаны с судебными разбирательствами, которые могут длиться годами. На протяжении всего судебного процесса по договору страхования возмещаются расходы на юридическую защиту директора. Также на основании постановления суда может быть компенсирована и сумма иска к директору. На протяжении всего этого времени страховщики держат резерв под выплату страхового возмещения, который часто соответствует сумме претензии к директору», — раскрыл логику процесса урегулирования убытков и формирования резервов будущих выплат Медведев.

Прецедентный спор

Сегодня внимание страховщиков D&O приковано не только к законодательным инициативам, но и к прецедентным судебным спорам, связанным с претензиями к бывшим руководителям организаций. В частности, они ожидают исхода судебного разбирательства в отношении бывших руководителей «Промсвязьбанка», объем предъявленных претензий — сотни миллиардов рублей нанесенного ущерба. Ответственность бывших руководителей по договору D&O была застрахована «Ингосстрахом», но лимиты ответственности по договору кратно меньше общей суммы претензий. Эксперты гадают, будет ли вообще задействован это полис.

Как сообщил «Интерфаксу» источник на страховом рынке, «полис D&O для директоров «Промсвязьбанка» оформлялся в «Ингосстрахе» с лимитом ответственности $100 млн. «Львиная доля рисков по договору была перестрахована за рубежом, перестраховщики тоже теперь ожидают разрешения спора, считают его прецедентным. К этому судебному разбирательству «Ингосстрах» привлекается в качестве третьей стороны. Если убытки и ответственность бывших руководителей банка будут признаны, теоретически банк может попытаться задействовать полис «Ингосстраха» — опять же через суд. Однако сделать это будет непросто, если найдут подтверждение факты противоправных действий застрахованных лиц. Полис D&O покрывает убытки, вызванные непреднамеренными ошибками руководителей», — добавил собеседник агентства.

«Это не страховой случай по классическому договору D&O», — привел экспертную оценку агентству относительно прецедентного дела «Промсявязьбанка» и его бывших директоров Галушин. «Классический договор страхования ответственности директоров исключает ту претензию, которая предъявляется в настоящее время старым собственникам и руководству банка. Тем не менее, если судебное решение будет принято такое, что приведет к выплате страхового возмещения, разговор о перспективах развития рынка D&O в РФ уже пойдет не об уровне тарифов, но о неготовности иностранных перестраховщиков в принципе принимать наши (российские — ИФ) риски», — полагает он.

Общее дело

Как показали публичные обсуждения на форумах по теме страхования ответственности руководителей, представители страхователей не считают полисы D&O праздной или непрактичной затеей. Они рассчитывают, что с момента предъявления претензий страховщик ответственности окажет поддержку, в том числе по оплате судебных издержек. «Мы ждем, что страхование поможет компенсировать судебные расходы, если будут предъявлены претензии к директорам или менеджменту, что полис будет гарантией справедливого подхода, что выплата поможет пострадавшим, но не даст разрушить существующую систему предприятия», — сформулировала основные надежды страхователя заместитель генерального директора, руководитель блока корпоративных и имущественных отношений ПАО «Интер РАО» Тамара Меребашвили в одном из публичных выступлений.

Таким образом, госведомства, регулятор и страховщики готовы решать задачу превращения растущего бизнеса D&O без выплат в рабочий инструмент страхования ответственности директоров с реальными выплатами, но ее предстоит решать общими усилиями. Если этого сделать не удастся, возможно «большую пользу отрасли принесет саморегулирование рынка», допускают в СК «Сбербанк Страховании».

Правда, организация альтернативной D&O системы защиты директоров силами самих корпораций из всех отраслей экономики через создание общего фонда компенсаций, а также системы рассмотрения претензий и проведения выплат вряд ли окажется более простой задачей для участников рынка.

Источник

О сайте

Информационный сайт последних и актуальных новостей о страховании.

Комментарии

Посетители

Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Яндекс.Метрика