Лишний день в году, или как экстренно воссоединялся союз спасения нефти

  • Автор:

Москва. 31 декабря. INTERFAX.RU — Никогда еще сделка ОПЕК+, заработавшая с 2017 года, не нужна была нефтяному рынку так, как в високосном пандемийном 2020-м. Настолько, что даже ее ярый противник, президент США Дональд Трамп попросил вдохновителей соглашения — Россию и Саудовскую Аравию — сесть за стол переговоров и консолидированно убрать с рынка излишки нефти. Аналитики позитивно оценивают результаты такого беспрецедентного шага для России — рост цен на нефть превысил потери от снижения добычи (на 9% за год). Но как только ускорятся тенденции энергоперехода, координировать добычу в рамках ОПЕК+ станет сложно, полагают они.

«Говорят, вы объявили войну Англии?»

В конце 2019 года тогда еще министр энергетики РФ Александр Новак намекнул, что пора бы заканчивать тянуть соглашение ОПЕК+, которое на тот момент ограничивалось 1 апреля.

«Я считаю, эта сделка не вечная, она показала свой положительный результат на протяжении 2017-2019 годов. В этот период мы не только сокращали добычу, но и увеличивали в период, когда необходимо было обеспечить рост добычи для растущего потребления», — сказал Новак.

Цены на нефть держались на уровне $60 за баррель, что вполне устраивало российских производителей. По мнению Новака, не стоило опасаться падения цен на нефть до $30 — примерно такой уровень пробила цена в 2014 году, когда рынок заполонила американская сланцевая нефть, и страны ОПЕК+ впервые сели за стол переговоров.

«Не думаю, что такие цифры нас ожидают. Сегодня рынок более-менее сбалансирован, и мы видим, что волатильность достаточно низкая. Тем более, что внешних шоков в последние несколько месяцев не так много, как это было в начале года. Мы видим более-менее стабильную ситуацию, хотя, конечно, есть неопределенность с добычей в Ливии, Венесуэле и Иране, и любые изменения добычи в этих странах или политические какие-то изменения могут сильно повлиять на рынок», — сказал он.

В России были недовольны тем, что пока страны ОПЕК+ снижают добычу нефти, другие страны, в частности, США, пользуясь ростом цены, увеличивают свое производство, захватывая все большую долю рынка.

Никто тогда еще не знал, как повлияет найденный в Китае коронавирус на рынок нефти. Сначала Саудовская Аравия использовала ограничение свободы перемещения в Китае, который снизил потребление нефти на 200-300 тыс. б/с, как повод продлить ограничения добычи ОПЕК+ после апреля и углубить их еще на 1,5 млн б/с (тогда они составляли 1,7 млн б/с от уровня октября 2018 года). Россия посчитала, что это очередной временный фактор, на который не стоит реагировать, предложив продлить текущие ограничения на второй квартал 2020 года и посмотреть, насколько серьезной окажется ситуация.

В начале марта страны ОПЕК+ начали переговоры о судьбе сделки после 1 апреля. Сойдя с трапа самолета, журналисты узнали, что в здание ОПЕК их на этот раз не пустят — накануне ВОЗ объявила пандемию COVID-19. И несмотря на огромные плакаты с предостережениями о том, что нельзя здороваться, как прежде, многие министры пожимали друг другу руки, некоторые же на камеру, смеясь, «здоровались» локотками и пятками. Обходили лишь иранскую делегацию, где накануне заболели несколько членов правительства. Но все это тогда казалось временным явлением и «детской болезнью».

Возможно, это и определило позицию России, которая ни в какую не соглашалась углубить ограничения добычи, заручившись поддержкой Казахстана.

Мартовские переговоры не были похожи ни на какие другие — принц Саудовской Аравии министр энергетики Абдулазиз бен Сальман собирал поздно вечером некоторых министров ОПЕК у себя в отеле в центре Вены, договариваясь об иных условиях сделки, хоть и не в полном составе. Новак внезапно уезжал с переговоров из здания ОПЕК, но и журналисты, и участники сделки до конца верили, что стороны все-таки придут к соглашению. Но не в этот раз.

Первым из офиса ОПЕК вышел министр Новак. Его спросили — намерена ли Россия увеличивать добычу нефти с апреля (что прозвучало почти как «Говорят, вы объявили войну Англии?», только в ее роли выступали как раз США). «С 1 апреля нет ни у кого обязательств по сокращению нефтедобычи», — констатировал в ответ коллапс сделки Новак.

Министр Саудовской Аравии невнятно сказал прессе что-то вроде «Вы удивитесь…», и повернувшись, сел в машину.

«Война — это… Война!»

Сделка развалилась в пятницу, 6 марта. Цена на нефть, колебавшаяся на уровне $50 за баррель, упала в конце дня почти до $45 за баррель. Россия ушла отмечать женский день на дополнительный выходной, а Саудовская Аравия за это время претворила в жизнь свою угрозу, которая, как рассказывали участники переговоров, звучала в здании ОПЕК — повернула нефтяной кран на полную мощность и объявила беспрецедентные скидки. Ее примеру последовали ОАЭ и Кувейт. Нефть спикировала почти до $35 за баррель.

Россия, говорили участники переговоров, была готова к такому варианту, просчитывая падение цены на нефть даже до $30. Глава российского Минфина Антон Силуанов публично заявил еще накануне развала соглашения, что России отсутствие договоренности и последующее падение цен на нефть не страшно — для финансирования обязательств бюджета можно использовать накопленные резервы. Заодно Силуанов «проконсультировал» и саудовских коллег, напомнив, не без внутреннего удовлетворения, что тем для балансирования бюджета нужна среднегодовая цена не $42,4, как России, а почти $80 за баррель.

После провала переговоров РФ нарастила добычу лишь на 100 тыс. б/с — до 11,3 млн б/с, Саудовская Аравия — с 9,8 млн б/с подняла ее незначительно, но объявление о плане нарастить ее в апреле до 12,3 млн б/с уже отражалось в ценах на нефть на мировом рынке. Между тем все больше стран на планете закрывалось на замок от страшного коронавируса, оценки падения спроса на нефть начали доходить до 20-25 млн б/с от 100 млн б/с в 2019 году.

К концу марта цена нефти упала до $22 за баррель — даже ниже, чем в 2014 году. А этой цены даже близко нет ни в одном бюджете нефтедобывающей страны. В свою очередь, цена российской нефти сорта Urals упала до уровня $13 за баррель, и такой цены на нефть российский Минфин уже не просчитывал.

Перед Россией и многими другими нефтедобывающими странами встал вопрос — а стОит ли увеличивать добычу нефти в принципе при таких ценах. Конечно, был вариант дать рынку самому восстановиться, чтобы победил сильнейший — тогда бы с рынка ушли производители дорогой нефти, в частности, сланцевая нефть США, добыча которой поддерживалась дешевыми американскими деньгами, канадская нефть или добыча в Норвегии и Бразилии. По крайней мере 10% мировой добычи нефти могут стать нерентабельными, если цены на нефть останутся на 17-летних минимумах, подсчитали в Wood Mackenzie.

Российские нефтяные компании могли работать и при цене $15-20 за баррель, но резервы бюджета, испытывающего колоссальные нагрузки из-за пандемии, не бесконечны.

Я знаю, вы благородный человек и в душе тоже за высокие цены

В США за некоторые сорта нефти продавцы даже стали приплачивать покупателям, поскольку все возможные емкости — резервуары, трубопроводы и корабли — заполнялись нефтью и нефтепродуктами. И Дональд Трамп, президент США, крупнейшей нефтедобывающей державы, был вынужден принять меры.

«Я сам удивляюсь, что говорю такое, но возможно, нам действительно нужны более высокие цены. Сейчас эти цены — крайне низкие», — заявил президент США, отметив, что позвонит Владимиру Путину, чтобы обсудить ситуацию на нефтяном рынке.

Трампу удалось усадить Россию и Саудовскую Аравию за стол переговоров при условии, что они сами снизят добычу нефти.

США, страна свобод и антикартельных правил, ранее пыталась внедрить закон, который позволял бы наказывать страны ОПЕК за картельное регулирование нефтяного рынка. Поэтому США пришлось потрудиться, чтобы найти способ «поучаствовать» в ограничениях. Одним из вариантов было закрытие одного из крупных нефтедобывающих проектов на карантин из-за обнаруженных случаев COVID-19.

Но был найден более элегантный выход — страны ОПЕК+ принимают свое решение, а Саудовская Аравия, председательствующая в G20, созывает внеочередное собрание министров энергетики и в рамках этого формата «уговаривает» участников «двадцатки», в числе которых вышеуказанные нефтедобывающие страны, также снизить добычу.

Когда меня режут, я терплю

По итогам сложных, местами забавных и нелепых переговоров, в частности, между США и Мексикой, в начале апреля была достигнута договоренность о том, что страны ОПЕК+ урежут свою добычу на 9,7 млн б/с в мае-июне, ожидая, что страны G20, в частности, США, сократят добычу на 5 млн б/с в этот период.

Страны G20 подписали коммюнике, в котором «обязались принять все необходимые и незамедлительные меры, чтобы обеспечить стабильность энергетического рынка» и «одобрив намерения некоторых производителей по стабилизации энергетических рынков».

Вклад G20 не мог быть зафиксирован на бумаге — предполагалось, что он будет органическим. Более того, потенциальный вклад США в процесс стабилизации рынка должен был включать открытие Стратегического нефтяного резерва, как меры для увеличения спроса, но все это также обсуждалось кулуарно и не носило характер обязательств.

Страны ОПЕК+ между тем, подписались снижать добычу в течение 2 лет. В мае-июне добыча должна быть снижена на 9,7 млн б/с (позднее из-за медленного восстановления рынка ограничения были продлены еще на июль), до конца 2020 года — на 7,7 млн б/с, с 2021 года и до конца апреля 2022 года — на 5,8 млн б/с.

Уровни отсчета были установлены от октября 2018 года, при этом для Саудовской Аравии и России — от 11 млн б/с, хотя фактически в этот месяц страны добывали по 10,6 млн б/с. Новак объяснил это в интервью «Интерфаксу» тем, что «это предмет компромисса, с учетом того потенциала, который и Россия, и Саудовская Аравия имеют по увеличению добычи».

В итоге формально Россия снизила добычу от апрельского уровня примерно на 1,8 млн б/с, а вот Саудовской Аравии, Кувейту и ОАЭ пришлось снижать ее сильнее, поскольку в апреле они ее существенно нарастили.

Были же родиной медведей

Несмотря на объявленные планы снижения добычи, рынок продолжал находиться во власти «медведей» на фоне продолжающихся карантинов и избытка предложения, на рынке нефти произошла непредвиденная ситуация: 20 апреля цена майского фьючерса на американскую нефть WTI на Нью-Йоркской бирже (NYMEX) ушла в отрицательную зону — в один из моментов цены достигали минус $40,32 за баррель. Это было рекордное падение для WTI с момента начала отслеживания этих данных в 1983 году.

Отрицательная цена была вызвана тем, что перед исполнением контрактов владельцы нефти стали платить ее покупателям, чтобы избавиться от сырья в условиях острого дефицита емкостей для его хранения. На рынке нефти наблюдался рекордный избыток предложения, а объявленное снижение добычи странами ОПЕК+ так и не началось. Отсутствие свободных емкостей для хранения в США при этом и дальше будет оказывать негативное влияние на цены, полагали аналитики. Трамп успокаивал, что падение цен — «краткосрочное явление» и цены на нефть «примерно через месяц будут на уровне в $25-28 за баррель».

Но даже в тот момент, когда, казалось, Россия и США имеют возможность вернуться к энергетическому сотрудничеству, а не конфликтам, США не дали повода так думать.

Агентство Bloomberg со ссылкой на свои источники сообщило, что американские власти расследуют, не имели ли некоторые участники фьючерсного рынка инсайдерской информации о ходе переговоров России с другими нефтедобывающими странами в марте. Комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC) исследует, не знали ли тогда отдельные участники рынка заранее о стратегии России в отношениях с ОПЕК, что могло позволить им заработать на резких колебаниях цен. CFTC в основном изучало сделки CME Group Inc. с контрактами на WTI, которые заканчивались до обрушения цены в понедельник.

Британский регулятор финансового рынка Financial Conduct Authority (FCA) также расследует подозрительные операции с фьючерсами, сказали эти источники. Имена лиц, которые совершали подозрительные сделки, не называются, и речь не идет о российских чиновниках. В то же время трейдеры, которые делали ставки — не американцы, эти лица могли иметь российские связи, говорят эти источники. В компаниях, которые делали ставки, утверждают источники, действительно работают люди «со связями с Кремлем».

«Мы видели сообщения СМИ. Не знаем, насколько они соответствуют действительности», — сказал журналистам пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков, комментируя эти публикации. По словам Пескова, «такое количество ложных сообщений и вымыслов публикуются сейчас в СМИ, что воспринимать это нужно с большими допусками».

Раньше надо было складывать, теперь лучше вычитать

В начале года управление энергетической информации Минэнерго США (EIA) оценивало, что по итогам 2020 года США добудут 13,2 млн б/с нефти против 12,2 млн б/с в 2019 году. В апреле оценка была понижена до 11,8 млн б/с. Последние прогнозы предполагают, что добыча нефти (без учета жидких углеводородов) в США снизится в 2020 году до 11,3 млн б/с, то есть на 7,4% к уровню 2019 года. В следующем году США еще чуть снизят производство — до 11,1 млн б/с.

Россия, по оценке нового министра энергетики Николая Шульгинова, в 2020 году добудет 514 млн т нефти (с конденсатом) по сравнению с 561,2 млн т по итогам 2019 года. Производство конденсата в РФ в прошлом году составило 35,7 млн т, по итогам 11 месяцев 2020 года — 33 млн т, если экстраполировать ноябрьское производство на декабрь, то за год добыча конденсата могла составить 36,2 млн т, то есть добыча нефти — около 477 млн т, что на 9% меньше, чем годом ранее.

По оценке Международного энергетического агентства (МЭА), Канада в 2020 году снизила производство нефти почти на 5% — до 5,27 млн б/с, а в следующем году добыча восстановится до 5,56 млн б/с. Россия в будущем году, полагают аналитики, сможет увеличить производство нефти с конденсатом лишь на 120 тыс. б/с — до 10,71 млн б/с. Добыча нефти в США, полагают в МЭА, весь 2021 год будет находиться на уровне чуть ниже 11 млн б/с. Производство нефти в Бразилии в следующем году вырастет и будет превышать 3 млн б/с, в Норвегии также ожидается рост.

Норвегия уже в текущем году нарастила производство на 15,5% — до 2,01 млн б/с, а в следующем ожидается увеличение до 2,17 млн б/с.

В целом по итогам года картина со спросом и поставками оказалась не такой драматичной — в 2020 году спрос на нефть, по оценкам МЭА, упал на 8,8 млн б/с против 100,6 млн б/с в 2019 году. В следующем году, ожидают аналитики, спрос вырастет на 5-7 млн б/с, то есть примерно до 97 млн б/с.

Недавно Новак заметил, что страны, не входящие в ОПЕК+, начали активизировать добычу и это нужно мониторить. «Мы также наблюдаем за ситуацией, связанной со странами, которые не входят в соглашение ОПЕК+. Это Канада, Норвегия, Бразилия и другие страны, которые постепенно, так скажем, с учетом восстановления рынка и увеличения цены начали активизироваться относительно инвестиций и добычи. Это тоже нужно мониторить», — заявил он.

Почему продолжается война? Они что у вас, газет не читают

Под конец года Россия и Саудовская Аравия снова чуть не рассорились, кардинально не сойдясь в оценках развития рынка и предполагаемых действиях. Так, по условиям сделки, с января 2021 года страны ОПЕК+ могли нарастить добычу на 2 млн б/с. Однако возобновление осенью карантинов в ряде стран Европы и США подтолкнуло Саудовскую Аравию предложить партнерам продлить текущие ограничения в 7,7 млн б/с на первое полугодие 2021 года.

Россия, которая одной из первых вывела на рынок вакцину от COVID-19, не была склонна драматизировать ситуацию, видя также, как растет спрос на нефть в Азии, а карантины не такие сильные, как весной.

И хотя российские компании согласились с тем, что сделку ОПЕК+ можно продлить если не на полугодие, то на первый квартал, внезапно появилась идея все-таки начинать с января постепенный рост добычи.

Переговоры Саудовской Аравии и России, которые Новак тогда уже вел в ранге вице-премьера РФ, снова оказались полны сюрпризов. Сначала JMMC, лидерами которого являются Россия и Саудовская Аравия, за две недели до встречи всех министров не дал рекомендации по действиям на рынке, предложив подождать, как будет развиваться ситуация. Сама министерская встреча после переговоров лидеров в выходные дни была перенесена. Затем принц Абдулазиз бен Сальман, видя, что к предложению России склоняются Казахстан, а также давний союзник королевства ОАЭ, отказался выступать в качестве сопредседателя на заседании министров. На рынке снова возникло замешательство — не повторится ли мартовская история.

Есть пары, созданные для любви

Тем не менее, победил вариант, который был предложен Саудовской Аравии в качестве компромиссного — ОПЕК+ выходит на рост добычи в 2 млн б/с постепенно: начнет в январе с 500 тыс. б/с, а затем будет собираться каждый месяц и смотреть — нужно ли повышать еще на 500 тыс. б/с, но не больше.

В итоговом пресс-релизе было отдельно сообщено, что министры ОПЕК+ попросили принца вернуться на пост сопредседателя, и тот согласился. На последовавшей пресс-конференции министр Саудовской Аравии убеждал журналистов, чтобы те не фантазировали насчет масштаба разногласий между двумя нефтедобывающими державами, на сотрудничестве которых зиждется спокойствие нефтяного рынка. Он сообщил, что посмотрел седьмой сезон «Игры престолов», и в ОПЕК+ также закончилась последняя битва. «Сегодня я видел ее заключительную серию», — сказал министр энергетики КСА.

Он также сообщил, что пригласил Новака в Саудовскую Аравию (благо тот уже переболел летом COVID-19 — ИФ), и пригрозил прессе, что если та будет плохо себя вести, то будет присылать фото с их совместного барбекю. 19 декабря визит действительно состоялся, прессу заверили, что обе страны нацелены на продолжение сотрудничества не только в рамках ОПЕК+, и продемонстрировали фото с барбекю с надписью «Our media colleagues, you missed it».

Просил передать, чтоб не расходились

По мнению старшего директора группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Дмитрия Маринченко, «Россия, как и другие страны блока ОПЕК+, выиграла от сделки — позитивный эффект от более высоких цен на нефть явно превысил потери от снижения добычи».

«При этом долгосрочный потенциал российской нефтянки не пострадал — по мере выхода из сделки Россия сможет постепенно нарастить добычу и вернуться к реализации тех проектов, которые были приостановлены. Больше всего от падения цен пострадал сланец, восстановление добычи может занять несколько лет», — считает он.

«Более того, новая экологическая политика, реализуемая (новым президентом США Джо) Байденом, может означать конец режима наибольшего благоприятствования для сланцевой отрасли — это может негативно сказаться на его потенциале», — отметил Маринченко.

Директор практики «Госрегулирование ТЭК» Vygon Consulting Дарья Козлова также отмечает, что сделка ОПЕК+ позволила избежать полного коллапса на нефтяном рынке в 2020 году с непредсказуемыми последствиями в среднесрочной перспективе, когда из-за локдаунов по всему миру начали переполняться хранилища, а коммерческие запасы ОЭСР превысили 3,1 млрд баррелей.

«В результате фактического сокращения добычи более чем на 9 млн б/с в мае-июне уже в июле-августе на рынке был создан дефицит, который сейчас составляет порядка 3 млн б/с и позволяет тратить запасы. Соглашение также поддержало цены на нефть, что важно с точки зрения стабильности российского бюджета. По нашим оценкам, суммарный положительный эффект от сделки для бюджета за 2020 год составит более 2 трлн рублей», — сказала она.

«При этом российским компаниям пришлось сократить добычу на 57 млн т по сравнению с потенциальным уровнем прироста без сделки. Основная часть сокращения пришлась на действующий низкорентабельный фонд скважин и маржинальное бурение. В результате пострадали старые регионы добычи — ХМАО, Томская область, Урало-Поволжье, Коми и пр. При этом нельзя забывать, что нефтедобыча в них несет важную социально-экономическую функцию — рабочие места, смежные отрасли. Поэтому для восстановления инвестиционной активности после завершения сделки в этих регионах необходимы дополнительные стимулы от государства, например, для бурения», — заключила эксперт.

В то же время, считает Маринченко, в процессе энергоперехода координировать добычу нефти в рамках ОПЕК+ станет сложнее.

«Пока сложно сказать, в какой момент спрос на нефть перестанет расти и когда начнет сокращаться, но как только появятся первые осязаемые признаки ускорения энергетического перехода, координировать добычу в рамках ОПЕК+ будет очень сложно. Некоторые страны, например, ОАЭ и Ирак, планируют серьезно увеличить свои добычные способности, и могут попытаться компенсировать падение цены за счет роста объемов. Такой вариант развития событий был бы очень плохой новостью для сланцевой отрасли и компаний, занимающихся проектами с высокой себестоимостью добычи, например, глубоководных — они будут просто выдавлены с рынка. Россия имеет довольно низкую себестоимость добычи, но у нее практически отсутствуют резервные мощности, как у Саудовской Аравии, чтобы быстро нарастить добычу», — полагает эксперт.

По мнению CFO «Газпром нефти» Алексея Янкевича, сделка ОПЕК+ по ограничению нефтедобычи будет действовать в каком-либо виде и после 2022 года, поэтому возможности по добыче и экспорту нефти будут ограничены.

Новак, несмотря на то, что ранее говорил о возможной необходимости скорее монетизировать нефтяные запасы ввиду энергоперехода, тем не менее в канун нового года заявил о продолжении сотрудничества с ОПЕК+.

«В настоящее время подписано соглашение на период до мая 2022 года. Если спрос будет восстанавливаться быстрее, и рынок восстановится, это будет откорректировано. Но в целом мы продолжим совместную работу с нашими партнерами из разных стран, потому что считаем, что она приносит пользу нашим странам, государствам. И не только тем, кто участвует в сделке, а для мирового нефтяного рынка», — заявил Новак.

Источник

О сайте

Информационный сайт последних и актуальных новостей о страховании.

Комментарии

Посетители

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Яндекс.Метрика