В поисках утраченного пространства. Заявление Банка России

  • Автор:

В поисках утраченного пространства. Заявление Банка России

Здание Банка России в Москве
Фото: Reuters

Москва. 18 декабря. INTERFAX.RU — Наличие пространства для снижения ключевой ставки в последние полгода было базовым постулатом денежно-кредитной политики Банка России. Не желая связывать себе руки в период волатильности, ЦБ к осени до блеска отшлифовал сложную формулировку о выборе правильного момента для использования этого пространства, но само его наличие сомнению не подвергалось.

Пространственное измерение ДКП — материя тонкая, высокая и сложно объяснимая, но работают в нем силы вполне приземленные. К примеру, цены на сахар и пшеницу. Всплеск цен на продукты питания, с которым чиновникам пришлось бороться нерыночными методами, сильно подточил то самое пространство для снижения ставки с нынешних 4,25%, переведя его в плоскость неосязаемого: то ли есть, а то ли нет.

Рутина последних заседаний совета директоров ЦБ — та же неизменная ставка, тот же неизменный «голубиный» сигнал — была наконец нарушена. Ставка, в полном соответствии с ожиданиями рынка, осталась на том же уровне уже в третий раз подряд. А вот сигнал ЦБ существенно переработал, заметно подняв градус «ястребиности». В нем осталось упоминание снижения ставки, но ассоциации с «голубем» уже нет. Уже не голубь, еще не ястреб — возможно, снегирь?

В июле, сентябре и октябре ЦБ обещал, что при развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом «будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях». Теперь же регулятор ставит знак вопроса там, где раньше стояла точка: в тезисе, что пространство для снижения ставки в принципе остается. Усиливает эффект «дополнительное» (некий бонус, который не факт что будет) вместо «дальнейшего» (будничное продолжение движения в том же направлении) снижения ставки.

«С учетом высокой неоднородности текущих тенденций в экономике и динамике цен Банк России будет оценивать дальнейшее развитие ситуации и наличие потенциала дополнительного снижения ключевой ставки», — заявил ЦБ в пятницу.

«Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков», — сказано в заявлении.

«Что касается дальнейшего снижения ставки, мы продолжаем говорить про пространство, хотя не так утвердительно, как раньше, наверное. Нам действительно нужно будет оценить, есть ли такой потенциал. Очень много неопределенности сейчас и в развитии экономики, и в инфляционных процессах, поэтому мы будем оценивать. Вероятность такая остается, но, наверное, она меньше, чем мы об этом думали раньше», — развернула тезис ЦБ на пресс-конференции после заседания Эльвира Набиуллина. Правда, даже с учетом этого политика ЦБ будет оставаться мягкой весь следующий год, а когда начинать нормализацию ДКП, регулятор еще не решил, добавила она.

Сахар — белая смерть

Дальнейшее снижение ключевой ставки ЦБ поставила под сомнение перебалансировка инфляционных рисков.

«Если наш взгляд на экономическую ситуацию существенно не изменился с октябрьского заседания совета директоров, то по инфляции мы видим противоречивую картину. Баланс проинфляционных и дезинфляционных факторов и рисков уже не представляется совету директоров столь однозначно смещенным в сторону дезинфляционных, как мы оценивали ранее», — отметила глава ЦБ.

Банк России в силу того, что инфляция в РФ длительное время находилась на высоком уровне, в принципе больше внимания уделяет проинфляционным рискам, заявил недавно зампред ЦБ Алексей Заботкин. Что уж говорить про ситуацию, когда дезинфляционное давление ослабевает и инфляция, хоть и временно, но превышает таргет (по новому прогнозу ЦБ она в 2020 году составит 4,6-4,9%).

«Само по себе ускорение текущей инфляции не должно быть значимым фактором для денежно-кредитной политики. Но есть признаки того, что проинфляционные тенденции могут стать более устойчивыми, на что указывает существенный рост инфляционных ожиданий населения и бизнеса», — подчеркнула Набиуллина.

ЦБ посчитал, какие факторы повлияли на превышение октябрьского прогноза по инфляции (3,9-4,2%) — отклонение от него в новом прогнозе составляет 0,7 процентного пункта (п.п.). «Из них, по предварительной оценке, 0,2 п.п. приходится на ускоренное удорожание сахара и подсолнечного масла, 0,3 п.п. — на рост экспортных цен зерна, их перенос в цены как хлебобулочных изделий, так и более широкого ассортимента продовольственных товаров. Оставшиеся же 0,2 п.п. мы интерпретируем как дополнительное устойчивое инфляционное давление. Его источником может быть как более быстрое восстановление спроса в ряде отраслей, где уже проявляются ограничения на стороне предложения, так и вторичные эффекты, связанные с ростом инфляционных ожиданий. И это то, что может влиять на устойчивый уровень инфляционного давления и в будущем», — добавила председатель Банка России.

Динамика внутренних цен на отдельные продовольственные товары под влиянием факторов со стороны предложения и конъюнктуры соответствующих мировых рынков создает проинфляционные риски.

Слабые факторы

Дезинфляционные риски, преобладание которых на среднесрочном горизонте достаточно длительное время отмечал Банк России, ослабели, проинфляционное давление выросло.

«Дезинфляционные риски в 2021 году уже не преобладают в той мере, как это было ранее, учитывая усиление краткосрочных проинфляционных факторов и риски их более продолжительного действия в условиях роста инфляционных ожиданий и сопутствующих вторичных эффектов», — говорится в пресс-релизе Банка России по итогам совета директоров.

Регулятор также видит краткосрочные проинфляционные риски в усилении волатильности на глобальных рынках, в том числе под влиянием различных геополитических событий. Это, по его мнению, может отражаться на курсовых и инфляционных ожиданиях. За последними, как известно, ЦБ пристально следит, видя в них дополнительный источник инфляционного давления.

«Повышательное давление на цены могут оказывать временно сохраняющиеся затруднения в производственных и логистических цепочках, а также дополнительные издержки предприятий, связанные с защитой работников и потребителей от угрозы распространения коронавируса», — считает Банк России.

Дезинфляционные риски для базового сценария в основном связаны с дальнейшим развитием ситуации с пандемией коронавируса в России и в мире, масштабами возможных мер борьбы с ней и их влиянием на экономическую активность, а также скоростью восстановления экономики и доходов населения. Сдерживающее влияние на динамику инфляции могут также оказать устойчивые изменения в предпочтениях и поведении населения, в том числе возможное устойчивое повышение склонности к сбережению.

«Сейчас весьма важно то, как ситуация будет развиваться дальше, как будут меняться инфляционные ожидания, произойдет ли усиление вторичных эффектов. Это может сделать влияние на цены разовых факторов более растянутым во времени», — отметила Набиуллина.

«Кроме того, нужно учитывать, что повышение инфляционных ожиданий может привести к дополнительному росту спроса на потребительский кредит, который и так существенно расширяется в условиях мягкой денежно-кредитной политики», — добавила она.

Риторика неожиданная и ожидаемая

Решение регулятора было для рынка очевидным, а вот ужесточение риторики экономисты восприняли по-разному.

«Комментарий ЦБ оказался более жестким, чем мы ожидали. Регулятор уже не так уверен в преобладании дезинфляционных факторов в среднесрочной перспективе и будет оценивать наличие потенциала для дальнейшего снижения ключевой ставки (до этого речь всегда шла о наличии этого потенциала)», — говорится в комментарии аналитика Промсвязьбанка Дениса Попова.

Для главного экономиста «ВТБ Капитала» по РФ Александра Исакова тон решения тоже оказался несколько жестче ожиданий. «Но в принципе данная риторика хорошо согласуется с ассиметричной реакцией ЦБ, характерной для периодов нестабильности: при ускорении инфляции природа шока менее важна, и Центральный банк жестче реагирует на продовольственную инфляцию, тогда как при замедлении роста цен больше внимания уделяется структуре роста цен и волатильные компоненты игнорируются», — отметил он в своем комментарии.

Экономист «Ренессанс Капитала» по РФ и СНГ Софья Донец и главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров ужесточению риторики ЦБ удивлены не были: все вполне логично и ожидаемо.

«Ужесточение риторики меня не удивило, также не стало сюрпризом и ускорение инфляции в последнее время. По моим оценкам, повышение темпов роста цен в первую очередь связано с меньшим урожаем плодоовощной продукции, а не с мировыми ценами и курсом рубля. Именно подорожание плодоовощной продукции привело к опережающему росту цен, так как эта категория товаров сильнее влияет на инфляцию, чем сахар и растительное масло, о которых в последнее время много говорят», — сказал Тихомиров.

«Не знаю, удивило ли заявление ЦБ рынок, но для нас это было как раз наоборот. Скорее, оно оказалось в ключе наших ожиданий», — отметила Донец.

Это конец?

Мнения экономистов относительно дальнейшей динамики ключевой ставки разделились уже давно. При этом прогнозы даются диаметрально противоположные: от снижения на 75 базисных пунктов до повышения на те же 75 базисных пунктов. Поэтому неудивительно, что оценки экспертов относительно интерпретации полученных от ЦБ сигналов тоже отличаются друг от друга достаточно сильно.

Так, Исаков из «ВТБ Капитала» продолжает рассчитывать на снижение ключевой ставки на 25 базисных пунктов в 2021 году. Хотя и считает теперь, что ЦБ может потребоваться больше времени для того, чтобы накопить доказательства отсутствия риска дестабилизации инфляции.

Главный экономист ING Bank по РФ Дмитрий Долгин ожидает снижения ключевой ставки на 25 базисных пунктов, до 4%, в апреле 2021 года. Далее до 2022 года, по его мнению, ставка будет оставаться неизменной.

«Перспектива снижения ключевой ставки с текущего уровня становится более отдаленной. Если это случится, то не ранее разворота инфляционных трендов, то есть после первого квартала 2021 года. Таким образом, апрель может стать самой ранней датой принятия такого решения. Считаем, что и размер снижения большим не будет. Теперь мы рассматриваем одно понижение ключевой ставки на 25 базисных пунктов в следующем году как максимально возможное», — говорится в обзоре Долгина.

«Дальнейшее понижение ставки все еще возможно, но вероятность этого в обозримом будущем сократилась. Изменение риторики, с нашей точки зрения, рисков более быстрого ужесточения политики не несет», — говорится в обзоре директора по инвестициям «Локо-Инвеста» Дмитрия Полевого.

«Я думаю, что ЦБ продолжит действовать по ситуации. Если вдруг надо будет, он снизит ставку, не надо будет — не снизит. Я думаю, что нельзя исключать снижение ставки в следующем году на 25 базисных пунктов, но там посмотрим», — сказал экономист Райффайзенбанка по РФ Станислав Мурашов.

В то же время, как полагает аналитик Промсвязьбанка Денис Попов, ЦБ существенно увеличил вероятность сценария, в котором ключевая ставка понижаться больше не будет. Главный экономист Газпромбанка по РФ Сергей Коныгин тоже считает, что дальнейшее смягчение в настоящее время находится под вопросом. При этом Коныгин по-прежнему полагает, что во II квартале 2021 года понижение ставки до 4% все же может произойти.

Экономист Sova Capital Артем Заигрин ожидает, что ставка останется неизменной в 2021 году. По его мнению, при восстановлении экономического роста в России в следующем году для ЦБ не имеет смысла еще больше ослаблять денежно-кредитную политику.

По мнению Тихомирова, ключевая ставка останется неизменной на протяжении всего следующего года. «Фактически сегодня ЦБ сделал шаг в сторону отказа от мягкой денежно-кредитной политики. Это либо переход к нейтральной денежно-кредитной политике, то есть отказ от дальнейших движений по ставке, либо переход к возможному ужесточению — в зависимости от ситуации», — сказал экономист BCS.

Согласно прогнозам Софьи Донец, ключевая ставка сохранится на уровне 4,25% в I квартале 2021 года, а далее возможно ее повышение. «Мы сохраняем свой взгляд на то, что увидим начало цикла нормализации денежно-кредитной политики в следующем году. У нас нейтральная ставка находится примерно на 5,5%. Успеем ли мы до нее дойти к концу следующего года, конечно, не факт, но, по крайней мере, мы ожидаем, что это движение начнется в следующем году. Именно в силу того, что в нашем базовом сценарии мы ожидаем, что восстановление экономики в целом и спроса в частности будет достаточно уверенным», — сказала эксперт. Кроме того, она подчеркнула, что не стоит сбрасывать со счетов санкционные риски, так как последние новости говорят о том, что они несколько усилились.

И хотя Наталия Орлова из Альфа-банка считает, что Центробанк возобновит снижение ставки со II квартала, она полагает, что в 2021 году от регулятора можно ожидать самый широкий спектр действий — от продолжающегося снижения ставки до некоторого ее повышения.

Туманный год

Уходящий год жестко посмеялся над всеми прогнозами, но и наступающий обещает быть непростым для аналитиков.

«Казалось бы, 2020 год было трудно прогнозировать, но 2021 год в этом смысле, наверное, легче не будет», — сказала Донец из «Ренессанс Капитала».

По ее оценкам, ВВП РФ в следующем году вырастет на 3,8%, при этом инфляцию она ожидает на уровне чуть ниже 4%.

«Мы делаем акцент на восстановление внутреннего спроса. По нашим оценкам, динамика доходов все же сохранится достаточно устойчивой: в первую очередь зарплат и социальных пособий. И это станет базой для восстановления, здорового восстановления спроса, который транслируется в более устойчивый инфляционный фон. По курсу тоже важная предпосылка. Мы не ждем существенного укрепления рубля: в среднем по году наш прогноз 75,2 руб./$1», — сказала Софья Донец. При этом она подчеркнула, что ее прогнозы учитывают ожидаемое повышение ключевой ставки до 5,5% в 2021 году. «Если эти решения будут отложены, наверное, мы увидим просто инфляцию выше», — добавила она.

«Следующий год он будет противоположностью текущего. В 2020 году из-за этих искусственных ограничений, связанных с пандемией, мы очень сильно упали, соответственно в 2021 году — также искусственно — сильно отскочим», — сказал Тихомиров.

По его оценкам, наибольший рост ВВП РФ — 6,7% — придется на II квартал 2021 года, в III квартале он составит 6%, а в IV квартале замедлится до 3,8%. «То есть как бы будет толчок, а потом экономика в силу уже внутренних факторов начнет замедляться, потому что никаких новых факторов для ее роста не видно. А без них экономика может расти темпами 2-2,5%, не более», — считает экономист BCS. Рост ВВП РФ по итогам 2021 года он оценивает в 3,3%.

Газпромбанк ожидает пиковых уровней по инфляции вблизи 5,0% в I квартале 2021 года с последующим замедлением до 3,0-3,5% во II полугодии.

По прогнозам Долгина из ING, инфляция составит 4,7% и 3,5% на конец 2020 и 2021 годов соответственно. «По итогам 2021 года прогнозируем рост ВВП на 2,5% после падения на 3,0% в 2020 году, мы не ожидаем в следующем году выхода российской экономики на доковидный уровень», — сказал Долгин.

По прогнозам Заигрина из Sova Capital, инфляция составит 4,7% на конец 2020 года и 3,8% на конец 2021 года. «Восстановление российской экономики по факту началось в третьем квартале, но на положительные темпы роста год к году мы выйдем во втором квартале 2021 года (около 5,7%). Ждем снижения ВВП в этом году на 3,5% и роста на 2,8% в 2021 году», — добавил он.

Заявление от 18 декабря

Совет директоров Банка России 18 декабря 2020 года принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 4,25% годовых. Инфляция складывается выше прогноза Банка России и по итогам 2020 года ожидается в интервале 4,6-4,9%. Разовые проинфляционные факторы оказывают более значительное и продолжительное повышательное влияние на цены на фоне роста инфляционных ожиданий населения и бизнеса, а также ограничений со стороны предложения. Ухудшение эпидемической обстановки в России и в мире оказывает существенно менее значимое сдерживающее влияние на экономическую активность, чем в II квартале. Ситуация на внешних финансовых и товарных рынках улучшилась на фоне ожиданий более быстрого восстановления мировой экономики в связи с прогрессом в создании вакцин. Дезинфляционные риски в 2021 году уже не преобладают в той мере, как это было ранее, учитывая усиление краткосрочных проинфляционных факторов и риски их более продолжительного действия. По прогнозу Банка России, в условиях проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% в 2021 году и будет находиться вблизи 4% в дальнейшем.

С учетом высокой неоднородности текущих тенденций в экономике и динамике цен Банк России будет оценивать дальнейшее развитие ситуации и наличие потенциала дополнительного снижения ключевой ставки. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Инфляция складывается выше прогноза Банка России и по итогам 2020 года ожидается в интервале 4,6-4,9%. Это в значительной мере связано с действием разовых проинфляционных факторов на отдельных рынках и с продолжением переноса в цены произошедшего ранее ослабления рубля. Однако данные факторы могут оказывать более длительное повышательное влияние на цены на фоне роста инфляционных ожиданий населения и бизнеса, а также ограничений со стороны предложения. В ноябре годовая инфляция увеличилась до 4,4% (после 4,0% в октябре), и, по оценке на 14 декабря, она составила 4,7%. Показатели текущего темпа роста потребительских цен, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, в ноябре также выросли и находились вблизи 4% в годовом выражении.

Продолжилось повышение инфляционных ожиданий населения, что в основном связано с ростом цен на отдельные товары повседневного спроса и курсовой волатильностью. Ценовые ожидания предприятий увеличились в предыдущие месяцы и остаются на повышенном уровне, формируясь под влиянием роста издержек. Ожидания профессиональных аналитиков относительно инфляции в среднесрочной перспективе заякорены вблизи 4%.

Хотя сдерживающее влияние внутреннего спроса на динамику цен сохраняется, на краткосрочном горизонте оно компенсируется проинфляционными факторами. К ним в том числе относятся факторы со стороны предложения, включая намечающийся дефицит рабочей силы по ряду специальностей и дополнительные затраты предприятий на соблюдение противоэпидемических норм, а также проявление вторичных эффектов, связанное с ростом инфляционных ожиданий. В этих условиях воздействие разовых проинфляционных факторов на динамику цен может иметь более продолжительный характер. По мере того как их влияние будет ослабевать, рост потребительских цен будет замедляться. По прогнозу Банка России, в условиях проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% в 2021 году и останется вблизи 4% в дальнейшем.

Денежно-кредитные условия в целом существенно не изменились с момента предыдущего заседания совета директоров Банка России. Кредитные и депозитные ставки преимущественно стабилизировались, продолжилось расширение кредитования. Изменение доходностей ОФЗ на разные сроки было неравномерным. Доходности среднесрочных ОФЗ несколько уменьшились в условиях улучшения ситуации на финансовых и товарных рынках, в том числе на фоне ожиданий более быстрого восстановления мировой экономики в связи с прогрессом в создании вакцин. Наряду с мягкими денежно-кредитными условиями на динамику кредитования оказывают влияние льготные программы правительства, а также регуляторные послабления. При принятии решений по ключевой ставке Банк России будет оценивать, насколько прекращение действия указанных антикризисных мер будет влиять на денежно-кредитные условия.

Экономическая активность. Оперативные индикаторы экономической активности указывают на паузу в восстановлении экономики в IV квартале. Однако ухудшение эпидемической обстановки в России и в мире оказывает существенно менее значимое сдерживающее влияние на экономику, чем в II квартале. Это связано с точечным характером ограничительных мер и адаптацией граждан и предприятий к новым условиям. С учетом этого, а также более высоких, чем ожидалось, данных за III квартал снижение ВВП в 2020 году может составить около 4%.

Весной 2021 года ожидается устойчивое возобновление роста российской экономики по мере нормализации ситуации с заболеваемостью. На среднесрочную траекторию экономического роста значимое влияние будут оказывать динамика пандемии коронавируса в России и в мире, характер восстановления частного спроса в условиях возможного изменения поведения населения и бизнеса, а также предстоящая бюджетная консолидация. Мягкая денежно-кредитная политика продолжит оказывать поддержку экономике в следующем году.

Инфляционные риски. Дезинфляционные риски в 2021 году уже не преобладают в той мере, как это было ранее, учитывая усиление краткосрочных проинфляционных факторов и риски их более продолжительного действия в условиях роста инфляционных ожиданий и сопутствующих вторичных эффектов.

Краткосрочные проинфляционные риски также связаны с усилением волатильности на глобальных рынках, в том числе под влиянием различных геополитических событий, что может отражаться на курсовых и инфляционных ожиданиях. Повышательное давление на цены могут оказывать временно сохраняющиеся затруднения в производственных и логистических цепочках, а также дополнительные издержки предприятий, связанные с защитой работников и потребителей от угрозы распространения коронавируса. Проинфляционные риски создает динамика внутренних цен на отдельные продовольственные товары под влиянием факторов со стороны предложения и конъюнктуры соответствующих мировых рынков.

Дезинфляционные риски для базового сценария в основном связаны с дальнейшим развитием ситуации с пандемией коронавируса в России и в мире, масштабами возможных мер борьбы с ней и их влиянием на экономическую активность, а также скоростью восстановления экономики и доходов населения. Сдерживающее влияние на динамику инфляции могут также оказать устойчивые изменения в предпочтениях и поведении населения, в том числе возможное устойчивое повышение склонности к сбережению.

Сохраняется неопределенность относительно долгосрочных структурных последствий пандемии коронавируса для российской и мировой экономики, в частности масштаба снижения потенциала российской экономики. Значимое влияние на потенциал глобального роста также могут оказывать геополитические факторы, в том числе обострение торговых противоречий. Масштаб отклонения российской экономики от потенциала в свою очередь является определяющим фактором для среднесрочной динамики инфляции.

На среднесрочную динамику инфляции значимо влияет бюджетная политика. В базовом сценарии Банк России исходит из траектории бюджетной политики, отраженной в Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов, а также заявленных сроков завершения антикризисных мер правительства и Банка России.

С учетом высокой неоднородности текущих тенденций в экономике и динамике цен Банк России будет оценивать дальнейшее развитие ситуации и наличие потенциала дополнительного снижения ключевой ставки. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Следующее заседание совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 12 февраля 2021 года. Время публикации пресс-релиза о решении совета директоров Банка России и среднесрочного прогноза — 13:30 по московскому времени.

Заявление от 23 октября

Совет директоров Банка России 23 октября 2020 года принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 4,25% годовых. Инфляция складывается в соответствии с прогнозом Банка России и по итогам 2020 года ожидается в интервале 3,9-4,2%. Происходит ухудшение эпидемиологической обстановки в мире и в России. Ситуация на внешних финансовых и товарных рынках остается неустойчивой, возможно сохранение повышенной волатильности и в ближайшее время, в том числе с учетом геополитических факторов. Инфляционные ожидания населения и предприятий выросли, что во многом связано с курсовой динамикой. На среднесрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают, однако действие краткосрочных проинфляционных факторов несколько усилилось. По прогнозу Банка России, в условиях проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% в 2021 году и будет находиться вблизи 4% в дальнейшем.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Инфляция складывается в соответствии с прогнозом Банка России и по итогам 2020 года ожидается в интервале 3,9-4,2%. На динамику потребительских цен влияют разнонаправленные факторы: прежде всего это, с одной стороны, произошедшее ослабление рубля, с другой — более медленное восстановление внутреннего спроса по сравнению с летними месяцами. В этих условиях в сентябре годовая инфляция увеличилась до 3,7% (после 3,6% в августе), и, по оценке на 19 октября, она составила 3,8%. Показатели текущего темпа роста потребительских цен, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи 4% в годовом выражении.

Инфляционные ожидания населения и предприятий выросли, что в основном связано с курсовой волатильностью. В то же время ожидания профессиональных аналитиков относительно инфляции на год вперед несколько ниже 4%, что отражает преобладание дезинфляционных факторов. На более длинном горизонте их ожидания заякорены вблизи 4%.

Сохраняющееся отклонение экономики вниз от потенциала создает дезинфляционное давление. Оно может усилиться в условиях ухудшения эпидемиологической ситуации. Вместе с тем ранее принятые решения о существенном снижении ключевой ставки и проводимая мягкая денежно-кредитная политика ограничивают риски значительного отклонения инфляции вниз от цели в 2021 году. По прогнозу Банка России, в условиях проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% в 2021 году и останется вблизи 4% в дальнейшем.

Денежно-кредитные условия в целом смягчились с момента предыдущего заседания совета директоров Банка России. Кредитные и депозитные ставки преимущественно снижались, продолжилось расширение кредитования. Доходности ОФЗ на более длинных сроках уменьшились в условиях некоторой стабилизации ситуации на финансовых и товарных рынках, сохраняясь вблизи уровней середины текущего года. Наряду со снижением ключевой ставки значительное влияние на процентные ставки и динамику кредитования оказывают льготные программы Правительства и Банка России, а также регуляторные послабления. При принятии решений по ключевой ставке Банк России будет оценивать, насколько прекращение действия указанных антикризисных мер будет влиять на денежно-кредитные условия.

Ввиду существенного снижения процентных ставок происходит адаптация финансовых институтов, предприятий и граждан к изменению условий на финансовом рынке. Продолжается подстройка сберегательных моделей, в том числе перераспределение средств между различными инструментами финансового рынка. Необходимо время, чтобы этот процесс проходил плавно, без создания рисков для граждан, предприятий и финансовых организаций.

Экономическая активность. Оперативные индикаторы экономической активности указывают на замедление восстановительного роста российской экономики, что во многом связано с динамикой внутреннего спроса. Ухудшение эпидемиологической обстановки негативно отражается на настроениях населения и бизнеса, что может повлиять и на спрос, и на предложение. Это может иметь как дезинфляционные, так и проинфляционные эффекты. Однако дезинфляционное давление, вызванное более слабым спросом, будет преобладать. С учетом этого фактора и данных за II-III кварталы Банк России пересмотрел вниз прогноз потребительского и инвестиционного спроса по итогам 2020 года. Вместе с тем в целом в 2020 году российская экономика, по оценке Банка России, сократится на 4,0-5,0%, что несколько меньше, чем предполагалось в июльском прогнозе. Это преимущественно связано с менее значительным, чем ожидалось, сокращением экспорта.

В 2021 году прогнозируется восстановительный рост российской экономики на 3,0-4,0%. В 2022-2023 годах ВВП, по прогнозу, вырастет на 2,5-3,5 и 2,0-3,0% соответственно. На траекторию экономического роста значимое влияние будут оказывать предстоящая бюджетная консолидация, развитие ситуации с пандемией коронавируса в России и в мире, а также характер восстановления частного спроса в условиях возможного изменения поведения населения и бизнеса. Реализованное снижение ключевой ставки продолжит оказывать поддержку экономике как в текущем, так и в следующем году.

Инфляционные риски. В среднесрочной перспективе дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными, хотя на краткосрочном горизонте проинфляционные риски несколько возросли.

Дезинфляционные риски для базового сценария в основном связаны с дальнейшим развитием ситуации с пандемией коронавируса в России и в мире, масштабами возможных мер борьбы с ней и их влиянием на экономическую активность, а также скоростью восстановления мировой и российской экономики. Сдерживающее влияние на динамику инфляции могут также оказать устойчивые изменения в предпочтениях и поведении населения, в том числе возможное устойчивое повышение склонности к сбережению.

Краткосрочные проинфляционные риски в первую очередь связаны с усилением волатильности на глобальных рынках, в том числе под влиянием различных геополитических событий, что может отражаться на курсовых и инфляционных ожиданиях. Повышательное давление на цены также могут оказывать временно сохраняющиеся затруднения в производственных и логистических цепочках, а также дополнительные издержки предприятий, связанные с защитой работников и потребителей от угрозы распространения коронавируса.

Сохраняется неопределенность относительно долгосрочных структурных последствий пандемии коронавируса для российской и мировой экономики, в частности масштаба снижения потенциала российской экономики. Значимое влияние на потенциал глобального роста также могут оказывать геополитические факторы, в том числе обострение торговых противоречий. Масштаб отклонения российской экономики от потенциала в свою очередь является определяющим фактором для среднесрочной динамики инфляции.

На среднесрочную динамику инфляции значимо влияет бюджетная политика. В базовом сценарии Банк России исходит из траектории бюджетной политики, отраженной в проекте Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Источник

О сайте

Информационный сайт последних и актуальных новостей о страховании.

Комментарии

Посетители

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Яндекс.Метрика