Верховный суд заподозрил сговор при покупке Авдоляном агрохимбизнеса

  • Автор:

Москва. 2 июля. INTERFAX.RU — Верховный суд не позволил компании Альберта Авдоляна стать кредитором Сергея Махова, который ранее продал первому за бесценок свой отягощенный долгами бизнес.

ВС пришел к выводу, что такая конструкция сделки лишает покупателя статуса кредитора в отношении продавца, но если покупатель все же пытается взять на себя такую роль, то нельзя заподозрить ничего другого, кроме как сговор с целью нанести ущерб независимым кредиторам.

Авдолян с этим не согласен, и его компания намерена обжаловать вынесенное решение в надзорной инстанции.

Попутно ВС заявил, что в делах о личном банкротстве не должно применяться правило о субординации (понижение в очередности на погашение) требований связанных лиц, если они предоставили финансирование в ситуации, когда заемщик уже находился в кризисе.

Авдолян за кулисами

Махов вместе с Сергеем Чаком был бенефициаром большой группы компаний, в число которых среди прочих входили ОАО «Гидрометаллургический завод» (ГМЗ), ЗАО «Южная энергетическая компания» (ЮЭК), ЗАО «Южная горно-химическая компания» (ЮГХК), ООО «Сельхозхимпром» и ООО «Интермикс Мет» (ИММ). Бизнес был многопрофильным, среди прочего предприятия группы выпускали минеральные удобрения.

С 2011 года группа компаний кредитовалась в Сбербанке, Махов с Чаком выступили поручителями, а также предоставили в залог 75% акций ГМЗ и 100% ЮЭК. Размер полученных кредитов в судебных документах не называется.

В декабре 2017 года у заемщиков возникли проблемы с обслуживанием кредитов, и весной 2018 года Сбербанк начал инициировать дела о банкротстве компаний Махова и Чака. В реестр требований к «Сельхозхимпрому» в итоге было включено 1,28 млрд рублей, к ГМЗ — 3,17 млрд рублей, к ИММ — 2,78 млрд рублей, к ЮГХК — 2,9 млрд рублей, свидетельствуют отчеты арбитражных управляющих, опубликованные в «Федресурсе» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, ЕФРСБ).

В сентябре 2018 года Сбербанк уступил права требования по кредитам компаний Махова и Чака своей «дочке» — ООО «СБК Плюс». Сумма требований не называется, но они вряд ли превышали 2,5 млрд рублей, так как именно эта сумма впоследствии фигурировала в деле о личном банкротстве Махова. Впрочем, когда позже в прессе стала появляться информация о «новом инвесторе» ГМЗ и ИММ, то говорилось, что до его прихода группа компаний «накопила долгов совокупно на 5 млрд рублей».

Примерно через месяц, в октябре 2018 года, Махов и Чак за бесценок продали заложенные 75% акций ГМЗ и 100% акций ЮЭК. Сумма сделки составила 17,6 тыс. рублей, а покупателями выступили ООО «Энигма» и Андрей Коробов, генеральный директор ПАО «Якутская топливно-энергетическая компания» (ЯТЭК).

Однако фактическим бенефициаром этих сделок оказался Авдолян, констатировали позднее суды. Он стал известен как основатель телекоммуникационной компании Yota, а в 2021 году попал в список российских долларовых миллиардеров Forbes. ЯТЭК — один из его активов.

С этим представитель Авдоляна не согласен. «Акции ЮЭК приобрел Коробов, который является партнером господина Авдоляна по бизнесу, но в своих проектах бизнес-решения принимает самостоятельно», — заявил представитель Авдоляна «Интерфаксу».

Еще через месяц — в ноябре 2018 года — состоялась и переуступка прав требования. «СБК Плюс» продала долг компаний Махова и Чака за 1,4 млрд рублей только что созданному ООО «Алмаз капитал». Учредителями этой компании, согласно данным аналитической системы «СПАРК-Интерфакс», выступили ООО «Серис» Епрема Эксузьяна (66%) и сбербанковское «СБК Плюс» (33%). Но, как опять-таки установили позже суды, бенефициаром тут был тот же Авдолян. Это вывод сложился, среди прочего, на том основании, что Эксузьян долгое время занимал должности в компаниях, контролируемых Авдоляном. Да и представитель «Алмаз капитала» в суде говорил, что Эксузьян и Авдолян «являются давними бизнес-партнерами» (цитата по материалам дела).

Таким образом, с точки зрения судов структуры Авдоляна получили и акции ранее принадлежавших Махову и Чаку компаний, и возможность контролировать их процедуру банкротства, то есть осуществлять руководство текущей деятельностью.

Центры прибыли и убытков

Примерно в то самое время, когда совершались эти сделки, пресс-служба Авдоляна сообщала, что инвестор вложит 3 млрд рублей в восстановление работы ГМЗ и ИММ.

В 2016 году — до того, как в бизнесе Махова и Чака начались проблемы, — выручка ГМЗ составляла 3,7 млрд рублей, чистая прибыль — 42 млн рублей. В 2017 году оборот несколько снизился — до 2,39 млрд рублей при росте чистой прибыли до 545 млн рублей, а в кризисном 2018 году показатели резко ухудшились: выручка минимизировалась (147 млн рублей), возник чистый убыток в размере 900,23 млн рублей.

В 2019 году с приходом нового инвестора выручка ГМЗ не вернулась на уровень лучших лет, но увеличилась до 1 млрд рублей, однако чистый убыток при этом возрос до 2,44 млрд рублей. В 2020 году эти показатели составили соответственно 525 млн рублей и 225,55 млн рублей, свидетельствует «СПАРК-Интерфакс». Похожая ситуация по ИММ: выручка этой компании, составлявшая 2,57 млрд рублей в 2016 году, в 2018-м сократилась до 185,26 млн рублей и осталась примерно на этом уровне в 2019-м после перехода предприятия под контроль Авдоляна. При этом в 2019 году чистый убыток вырос до 4,6 млрд рублей с 131,38 млн рублей в 2018-м. Показатели за 2020 год не раскрывались.

Новый собственник ГМЗ превратил предприятие в центр убытков, а центр прибыли переместил в созданное в 2017 году ООО «Кашемир капитал», констатировали суды. Со 165,64 млн рублей в 2018 году выручка последнего выросла до 3,46 млрд рублей в 2019-м и достигла почти 6 млрд рублей в 2020-м, свидетельствуют данные «СПАРК-Интерфакс». Чистая прибыль в 2020 году составила 17,53 млн рублей (49,37 млн рублей в 2019-м, чистый убыток 80,15 млн рублей в 2018-м).

Схема работала так: ГМЗ производил минеральные удобрения по договору с «Кашемир капитал» на давальческом сырье, и основные доходы аккумулировались у последнего. Из этих средств погашались требования отдельных кредиторов ГМЗ по текущим платежам, но при этом совокупный размер этой задолженности постоянно увеличивался, говорится в судебных документах.

Представитель Авдоляна с этим не согласен. «Суд данный вопрос фактически не исследовал. ГМЗ и «Кашемир капитал» не были привлечены к участию в деле. Заключение договора о переработке давальческого сырья позволило возобновить производство на ГМЗ, и сохранить рабочие места. Условия договора были экономически обоснованными, стоимость услуг по договору превышала их себестоимость, таким образом ГМЗ получал маржинальный доход, который позволял погашать текущие платежи предприятия. В частности, за время действия давальческого договора ГМЗ заплатил в бюджет 338 млн руб. налогов», — сообщил представитель Авдоляна «Интерфаксу».

Владельцем «Кашемир капитала» значится Алексей Быков, но суды эту компанию также отнесли к группе Авдоляна. Доказательствами тому они сочли регистрацию «Кашемир капитала» по одному адресу с компаниями Авдоляна, а также тот факт, что эта структура на своем сайте позиционирует себя в качестве эксклюзивного торгового дома завода «Алмаз удобрения», образованного на базе ГМЗ, а единственным участником и гендиректором последнего является упомянутый выше Коробов.

«Кашемир капитал» занимается реализацией минеральных удобрений на внутреннем рынке и на экспорт. Проектом занимается Коробов, который в своих проектах самостоятельно принимает бизнес-решения», — подчеркнул представитель Авдоляна.

Недобросовестные договоренности

Личное банкротство Махова началось чуть позже, чем у его предприятий — его инициировал в августе 2018 года Андрей Шпаков. В ноябре Махова признали несостоятельным, а в декабре, после завершения описанных выше сделок, «Алмаз капитал» подал заявление о включении в реестр требование на 2,5 млрд рублей, вытекающее из поручительств бизнесмена за свои предприятия. Для независимых кредиторов Махова это означало бы, что при положенном по закону пропорциональном удовлетворении требований они вернут крайне мало. Дело в том, что на 31 декабря 2019 года стоимость имущества бизнесмена оценивалась в 60 млн рублей, свидетельствует отчет финансового управляющего, опубликованный в «Федресурсе», а в реестре уже были требования на 1,1 млрд рублей.

Спор о законности появления структуры Авдоляна в реестре требований к Махову затянулся на два с половиной года, шел с переменным успехом, но в конце концов независимым кредиторам, среди которых был известный адвокат Юлий Тай, глава адвокатского бюро «Бартолиус», удалось добиться победы. 28 июня судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ, рассмотрев жалобу Ильи Перегудова, бывшего адвоката, коллеги Тая по «Бартолиусу», приняла решение о незаконности включения «Алмаз капитала» в число кредиторов Махова.

Основой для такого решения стал вывод коллегии о наличии у Авдоляна и Махова «неформальных недобросовестных договоренностей, согласно которым первый способствует освобождению последнего от кредиторской задолженности перед независимыми кредиторами». Такое поведение не подлежит судебной защите, заявил суд.

В подтверждение СКЭС ВС РФ обратила внимание на то, что Махов и Чак продали 75% акций ГМЗ и 100% акций ЮЭК подконтрольным Авдоляну структурам по символической цене. «Из этого следует, что при определении цены учитывалась долговая нагрузка продаваемых компаний, новый собственник фактически покупал «бизнес с долгами», — говорится в определении ВС РФ. По мнению коллегии, с учетом приобретения бенефициаром сделки также и прав требования по кредитам, следовало, что Махов и Чак выбывали из деятельности группы и как бенефициары бизнеса, и как поручители. «Невозможно предположить, что они, действуя разумно, согласились бы продать мажоритарные пакеты акций в обществах за 17 600 руб. и при этом остались бы должны покупателю акций 2,5 млрд рублей», — говорится в определении ВС РФ.

С такими выводами представитель Авдоляна не согласен. «Какие-либо неформальные договоренности с Маховым отсутствовали. Вывод, что сделка по покупке акций предусматривала снятие с бывших акционеров долга по личным поручительствам, является вольным толкованием условий сделки, не основанным на документах. Вывод суда об освобождении Махова от личного поручительства основан на домыслах оппонентов и противоречит природе данного института, как обеспечительной сделки», — заявил представитель Авдоляна.

Нет субординации

При рассмотрении заявления «Алмаз капитала» в нижестоящих инстанциях также изучалась возможность половинчатого его удовлетворения — оставить за реестром за счет субординации — понижения в очередности на погашение. Согласно правовой позиции ВС (обзор судебной практики от января 2020 года), так следует поступать, если долг возник в результате компенсационного финансирования, то есть предоставления средств связанной стороной в ситуации финансового кризиса у должника, когда кредитор должен понимать, какой риск он на себя берет.

К выводу, что требования структуры Авдоляна нужно субординировать, на втором круге рассмотрения дела пришел Арбитражный суд Москвы. Он счел, что в качестве компенсационного финансирования надо рассматривать сделку по выкупу «Алмаз капиталом» долга компаний Махова и Чака у «СБК Плюс», так как перед этим структуры Авдоляна стали акционерами ГМЗ и 100% акций ЮЭК.

Две вышестоящие инстанции это решение отменили (по их мнению, «Алмаз капитал» должен быть в реестре), но СКЭС ВС РФ, тем не менее, решила высказаться. Позиция коллегии такова: «Положения обзора о понижении очередности удовлетворения требований не применяются в деле о банкротстве физических лиц».

«Алмаз капитал» планирует обжаловать определение ВС в надзорной инстанции, сообщил представитель Авдоляна. Он также отметил, что «Алмаз капитал» взыскивает задолженность и с Чака.

Источник

О сайте

Информационный сайт последних и актуальных новостей о страховании.

Комментарии

Посетители

Июль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Яндекс.Метрика