«Власть недооценивает перемены в общественном настроении»: политологи — о прошедших по всей стране протестах

  • Автор:

В субботу, 23 января, в России прошла несогласованная акция «Свободу Навальному!» — участие в ней приняли жители более 60 городов страны

«Власть недооценивает перемены в общественном настроении»: политологи — о прошедших по всей стране протестах
Полиция на Тверской улице в Москве во время акции в поддержку Алексея Навального. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Обновлено в 14:35 24 января

Сегодня акции в поддержку арестованного Алексея Навального прошли по всей России. Мероприятия не были согласованы, тем не менее на улицы вышло множество людей из разных городов. Оценку этой ситуации в эфире Business FM дали политологи.

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов считает, что ситуация с митингами наглядно показала ряд проблем. И главная из них — власть упустила молодой электорат:

Константин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Прежде всего, действующая власть имеет все-таки не слишком далекий горизонт планирования, и сегодня она занимается скорее текущими задачами, например обеспечением победы на думских выборах. Именно поэтому она не особо задумывается о том, что делать с тем же молодым протестным электоратом. В общем-то, это не является, на самом деле, наиболее важной частью политической повестки. То есть стратегически эта проблема понятна, но тактически до нее руки не доходят, и поэтому что делать с теми людьми, кто вчера вышел на протест, а мы видим все-таки, конечно, серьезное омоложение протестного электората, здесь никакого понимания нет. И надо сказать, что вообще всю эту историю с Навальным в медийном плане действующая власть пока проигрывает. Потому что с точки зрения влияния на молодой сегмент власть ничего не разъясняет. Так было и во время реального или нереального разговора Навального с потенциально действующим офицером ФСБ, то же самое касается и, собственно, истории с дворцом, то есть главный аргумент — это все клюква, все фальшивка, а что на самом деле — ничего не объясняется. Соответственно, у протестной молодежи растет нервозность, вот она, умело разгоняемая, выплеснулась вчера на улицы. Пока силового ресурса хватает, как мы видим, с лихвой, вот пока дубинок хватает на сегодняшний момент, и, в общем-то, я думаю, на ближайшее время, увы, их хватит. И я думаю, что стоит готовиться и к дальнейшему закручиванию гаек и в законодательном поле».

Прошедшая акция была «разведкой боем» как для оппозиции, так и для власти, считает глава коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг», политолог, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко:

Евгений Минченко политтехнолог, президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг», директор Международного института политической экспертизы «Со стороны оппозиции было тестирование новых каналов, новых способов мобилизации уличных активистов, тестирование своей сети, в том числе и ее боевого крыла. А со стороны власти, соответственно, тоже было тестирование и жесткое противодействие правоохранительных органов, пропагандистский ответ на призывы со стороны оппозиции и анализ оппонирующих игроков, как они действуют, какие алгоритмы они используют. Соответственно, сейчас каждая сторона будет делать работу над ошибками. Одни будут искать альтернативные каналы, другие, я думаю, будут искать способы обрубания тех каналов, которые показали свою эффективность, или их перехвата, в том числе, видимо, и выстраивания альтернативной сети уличной активности. Как в 2011-2012 годах было: с одной стороны — Болотная, а с другой — лоялистская Поклонная гора. В целом это приведет, конечно же, к росту политизации населения в обоих лагерях. После вчерашних событий понятно, что оппозицией и ее союзниками делается ставка на длительный марафон протестных акций, который должен выйти на пиковую мощность в сентябре-октябре 2021 года после выборов в Государственную думу. То есть, я думаю, что впереди нас ждет несколько всплесков. Первые всплески связаны с предстоящими судами по Навальному. Дальше будут появляться еще какие-то дополнительные поводы: летом начнутся протесты против нерегистрации оппозиционных кандидатов, а после выборов в сентябре будут уже уличные протесты по поводу результатов выборов».

Политолог и политтехнолог Аббас Галлямов считает важным тот факт, что в этот раз на улицы вышло множество людей, которые раньше не участвовали в протестных акциях:

— Теперь перед оппозицией стоит очень серьезный вызов — она вчера планку подняла высоко, и теперь эту планку нельзя снижать в течение полугода, потому что если это случится, то в обществе может возникнуть ощущение того, что называется «протест сдулся».

— Как вы думаете, сработала ли агитация в учебных заведениях, чтобы дети не ходили на акции?

— Я не буду сейчас уверенно утверждать, что она сработала. Для того чтобы такое говорить, нужны какие-то цифры, какую-то социологию мы должны видеть, что было до и что мы получили после. Единственная цифра, с которой я встречался вчера, говорила о том, что чуть ли не половина тех, кто вышел протестовать, вышли протестовать впервые. Это очень важный индикатор, это самый важный индикатор, это показатель того, что протест захватывает прежде не участвовавших в нем граждан.

— Как вы можете прокомментировать жесткие инциденты с женщинами в Петербурге и в Москве?

— Это, конечно, большая ошибка со стороны властей. Но такие вещи неизбежны. Когда ты отдаешь ситуацию в руки силовиков, ты получаешь такую телевизионную картинку, которая, конечно, настраивает обывателей против властей.

Вот что думает о происходящем политолог Георгий Бовт:

— Людей пришло достаточно много, но не огромное число. Тем не менее это заметное число участников, что говорит о том, что сторонники Навального имеют некое подобие сетевой структуры, которая позволяет организовывать подобные акции. Наверное, они повторятся и в будущем, и теперь власти сосредоточатся на том, чтобы эту сеть разоблачить, пресечь, разогнать и кого надо посадить. Сигнал [от властей] о том, что мобилизовались туда подростки и дети, достаточно симптоматичный, это говорит о том, что власти достаточно серьезно подошли к этому событию и придают ему большое значение, это будет иметь последствия, скорее всего. [Как подчеркивают власти] вовлечение детей в незаконные акции является уголовным преступлением, и эту статью могут кому-нибудь потом вменить в качестве основной или дополнительной, посмотрим.

— Говорилось о том, что в Москве, в частности, будет большое количество школьников и студентов, говорили, что их призывали в соцсетях, но этого не произошло. С чем могут быть связаны подобные сообщения?

— Первое — с тем, что эту угрозу раздували. На мой взгляд, была проведена достаточно большая мобилизация провластных ресурсов, чтобы предупредить [народ] о том, что не надо туда ходить. Мне кажется, с этим даже несколько перестарались, потому что наш народ традиционно не очень в теме политических всяких баталий, а тут все обратили внимание, что один за другим выступают всякие важные спикеры, которые говорят: не надо ни в коем случае. Дети, те, которые собирались туда пойти, они, может быть, все равно пришли, а те, которые не собирались, ограничились тем, что в TikTok потусовались и высказали свое отношение к событиям.

По мнению директора Центра политологических исследований Финансового университета Павла Салина, прошедшие по всей России митинги беспрецедентны:

— По многим параметрам происходящее сегодня, сейчас — беспрецедентно. Даже, наверное, не столько по массовости, там разные данные приходят, сколько по уровню мобилизации, географии охвата и реакции власти — то есть жесткая силовая реакция на всей территории страны. До этого она различалась в подобных ситуациях от региона к региону. Сейчас по всей стране жесткое силовое подавление протестов.

— Это было ожидаемо?

— Пока все ожидаемо, то есть ясно было с момента задержания господина Навального, что власть настроилась на жесткий сценарий, и сейчас этот жесткий сценарий реализуется. Вопрос в том, хватит у власти ресурса или нет.

— Говорилось, что, в частности, в Москве на акцию протеста могли выйти в основном школьники и студенты, которых активно призывали в соцсетях, но этого не произошло. Как вы считаете, с чем это связано?

— Хороший вопрос. Действительно, медийная картинка так была сформирована, что это будет протест школьников и молодежи по образцу 2017 года. Если смотреть по картинке, то, действительно, вышли в основном люди среднего возраста и молодежь, но не совсем школьники. Наверное, во многом просто неверно была дана оценка ситуации. То есть и наблюдатели, и власть ориентировались на отражение мобилизации в соцсетях, а все-таки уличная мобилизация по своей структуре динамики отличается от той, которая была в соцсетях. И по количеству тоже, все-таки почти 70 млн просмотров ролика на YouTube не конвертировались с соответствующей цифрой на улице, по крайней мере пока.

— По последним данным «ОВД-Инфо», на акциях по всей России задержаны уже более двух тысяч человек. Как вы оцениваете действия и полиции, и властей?

— Действуют жестко, но мы находимся в начале процесса, то есть нужно смотреть, что сегодня будет по итогам дня, — раз, и самое главное, что будет потом с задержанными, — два. Поэтому сейчас оценку давать рано. Ясно только, что власть делает ставку на жесткий сценарий. Что получит она в ответ — вопрос открытый. Могут быть три основных варианта развития событий, все они пока сейчас выглядят равнозначными. Вариант один: власти удастся подавить протест. Вариант два: все пойдет по белорусскому сценарию к конфронтации в ближайшие дни. Вариант три: это приведет к конфронтации, но несколько позже.

Политолог, управляющий партнер компании KGD group Григорий Добромелов считает, что главный просчет власти — отсутствие реакции на расследование Навального:

— Тот протест, который сейчас есть, и те, кто вышел на улицы, готовы к акции неповиновения в отношении правоохранительных органов. Это очень опасная штука, потому что грань от снежков до кидания плиткой, «коктейлями Молотова» очень тонкая. Проблема в том, что ядро протеста радикализируется, проходит боевую обкатку в ходе вот этих условий. Весь вопрос в том, что будет завтра. Как отреагирует вся остальная страна на события сегодняшнего дня. Если поддержки протестующих не будет, то есть если не будет сочувствия, если полиция проявит разумную силу, то есть не будет демонстративной жестокости, что зачастую, к сожалению, мы наблюдаем, то в этой ситуации, конечно, радикализации и перерастания протеста в массовый не произойдет. Если же будет жестокость, особенно жестокость по отношению к несовершеннолетним, возможно наращивание массовости протеста, что вкупе с боевым ядром, которое сейчас проходит обкатку, создаст очень большие сложности для властей.

— А какими могут быть дальнейшие действия властей и вообще какими могут быть последствия?

— Скажем так, пока то, что делала власть, было не вполне убедительно. С точки зрения пиара, коммуникации, с точки зрения работы пока это попытка заливать огонь бензином либо разбрасывать «вертолетные деньги» в TikTok блогерам. Пока не видно стратегии, а стратегия страуса — спрятать голову в песок — здесь не работает. Стратегия, которой учат все пресс-секретари, no comments на компромат, — тоже здесь не работает, потому что молчание всеми воспринимается как отсутствие повестки и желание что-то скрыть. Поэтому пока власть коммуникационно недорабатывает. С точки зрения силовых структур, все будет понятно по тому, будет ли наращиваться массовость протеста. Если не будет наращиваться, значит, силовые структуры отрабатывают эффективно. Если будет благодаря их действиям наращиваться массовость протеста и он будет радикализироваться, значит, и силовые структуры не справляются со своим функционалом. Пока, к сожалению, власть действует в фарватере сценария, который им задают. Она пока не дает свой сценарий, пока не играет на опережение. Технологи, которые занимались сопровождением кампании со стороны власти, продавали страх, что выйдут дети. Отсюда и ужесточение риторики, ожидание ужесточения в отношении тех, кто выходит: «Ах, вы детей выводите на улицы, ах, вы крысоловы, ведете их на убой и так далее». То есть это была технология, причем раскрученная искусственно абсолютно с помощью СМИ и заявлений разных политических фигур. Понятно, что детская аудитория не политизированная, она не может выйти. Ну и, кроме того, все-таки большинство родителей в нашей стране все-таки имеют влияние даже на подростков в пубертатный период.

— А по вашему мнению, вот эти вот акции сегодня будут последними или возможно продолжение?

— Попытки расшатывать ситуацию, безусловно, будут. Это только прелюдия к выборам 2021 года, к выборам в Государственную думу. Я думаю, что, конечно же, это только начало.

По мнению руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачёва, протестные настроения будут нарастать с приближением выборов:

Константин Калачёв руководитель «Политической экспертной группы» «Важно одно: власть перешла к обороне. Оппозиция явным образом демонстрирует намерение продолжать. Дальше возникает вопрос, смогут ли они удержать нынешний градус и поднять его к выборам, которые состоятся в сентябре. Я думаю, что реальные марши протеста нас будут ждать в августе, сентябре и октябре. Они будут связаны с выборами в Госдуму. И ощущение людей, что у них украли голос, намного важнее, чем судьба отдельного политика. А нагнетание про TikTok и школьников связано больше с повесткой, которую власть пыталась создать, чем с реальными настроениями. Школьники выйдут, когда подрастут. Сейчас выходят люди 20-30 лет. То, что настроения людей меняются, это очевидно. то, что на самом деле Россия будет меняться со сменой поколений, — это очевидно. То, что власть, как мне кажется, проиграла борьбу за молодежь, за ее настроение, — могу сказать, что школьникам нравится сам элемент игры, переписка в TikTok, но дальше этого они не идут, но есть серьезный вызов и серьезная угроза в том, что настроения молодежи складываются не в ее пользу. А что предполагается делать с тем, что многие люди считают, что страна зашла в тупик или развивается не в правильном направлении? Мне кажется, что здесь власть проигрывает с точки зрения пропаганды. Сегодня можно обозначить две вещи. Первое: российская власть не утратила адекватности и пытается гибко реагировать. Второе: российская власть недооценивает перемены в общественном настроении».

Многочисленные акции прошли на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале в центральной части России. В некоторых городах на улицы вышли десятки, а в некоторых — тысячи человек. Многие демонстрации были разогнаны полицией. По данным «ОВД-Инфо», было задержано более 3,4 тысячи человек.

Источник

О сайте

Информационный сайт последних и актуальных новостей о страховании.

Комментарии

Посетители

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Яндекс.Метрика