Зачем нужен Биткойн: проблема современных финансовых институтов — часть 2

  • Автор:

Наша экономическая политика и финансовый менеджмент явно проблематичны, и это выходит за рамки широко разрекламированных кризисов. Давайте обратим наше внимание на, казалось бы, скучные и абстрактные темы государственного долга и инфляции. Некоторые из нас смотрят новости, касательно решений центральных банков о процентных ставках, потому что эти решения напрямую влияют на наши обязательства по погашению задолженности. Но, очень немногие из нас смотрят новости, относительно государственного долга или инфляции. Эти вопросы слишком далеки от нашей повседневной жизни и находятся за пределами нашей сферы влияния, поэтому это нас не беспокоит. Однако, влияние государственного долга и инфляции настолько глубоко меняет нашу жизнь, что удивляет – почему СМИ не уделяют этому больше внимания. 

Те из нас, кто достаточно привилегирован, чтобы не страдать от этого, часто считают известные экономические кризисы, например, финансовый кризис 2008 года и гиперинфляцию в таких странах, как Зимбабве и Венесуэла – разовыми или редкие событиями. Аномалиями. И, как следствие, те из нас, у кого успешная карьера в «хорошо функционирующих экономиках», не осознают значение недостатков денежной системы и того, как происходит управление государственным долгом, процентными ставками и инфляцией. А ведь финансовые репрессии регулярно разворачиваются даже в развитых странах.

Финансовые репрессии представляют собой наихудшую форму финансового угнетения, потому что они перераспределяют богатство от бедных к богатым и потенциально расточительным правительствам самым незаметным способом. Это возможно с той нормативной и экономической политикой, которая принимает вид пруденциального регулирования, хотя, по факту, является политически некорректным, финансово-репрессивным подходом.

Прим. переводчика. Пруденциальное регулирование – система норм государственно-властного характера, имеющая целью обеспечение стабильного и надежного функционирования банковской системы в целом, а также защиту интересов вкладчиков с помощью государственной регистрации и лицензирования банковской деятельности.

Финансовые репрессии

Финансовые репрессии – термин для мер регулирования, ведущих к аккуратному перенаправлению средств от сбережений граждан к правительствам в целях уменьшения долгового бремени последних.

Финансовые репрессии были тщательно изучены и задокументированы, но с конца «эры финансовых репрессий» в 1980-х годах они стали более мрачными. В основном все забыли, как широко распространённая система финансовых репрессий, преобладавшая в течение нескольких десятилетий (1945–1980-е годы), сыграла важную роль в сокращении огромного объёма государственного долга, накопленного многими развитыми странами во время Второй мировой войны. Государственный долг был сокращен за счёт постепенного перемещения богатства от граждан и вкладчиков на погашение государственного долга без каких-либо политических последствий, которые могли возникнуть в случае принятия мер жёсткой экономии.

Государственный долг

Государственный долг США

Финансовые репрессии были осуществлены с помощью ряда инструментов регулирования, которые правительства использовали и до сих пор используют для погашения своих долгов путём утилизации сбережений частного сектора, таких как пенсионные фонды и т.д.

Как это работает

Финансовые репрессии осуществляются путём создания банковских и регуляторных механизмов, которые приводят к тому, что деньги, принадлежащие гражданам, попадают в банковскую систему для облегчения бремени государственного долга. Кроме того, инструменты политики и регулирования гарантируют, что основная часть этих сбережений будет направлена на покрытие государственного долга, а не на другие направления, такие как драгоценные металлы или оффшорные инвестиции.

Если проще, правительства занимают деньги у центральных банков для финансирования своих расходов (война, здравоохранение, образование и т. д.) по относительно низким процентным ставкам. Центральные банки, в свою очередь, предоставляют эти кредиты, заимствуя средства у более мелких банков по таким же низким процентным ставкам. А те банки, в свою очередь, минимизируют влияние низкопроцентного дохода, который они получают от центральных банков, выплачивая ещё меньше или вообще не выплачивая проценты владельцам банковских счетов. Эффект в чистом виде заключается в том, что центральный банк и его подчинённые банки перекладывают стоимость этих государственных займов на рядовых клиентов.

Кроме того, как уже сказано, инструменты регулирования гарантируют, что основная часть сбережений частного сектора будет по-прежнему направляться на государственный долг, а не на другие более выгодные инвестиционные возможности. Например, многие пенсионные фонды законодательно ограничены в том, сколько денег можно инвестировать в офшоры. Правила пенсионного фонда по большей части, несут ограничения на то, сколько можно инвестировать в конкретные классы активов, но, обычно, не имеют ограничений на то, сколько можно инвестировать в государственные облигации. Глобальный обзор регулирования пенсионных фондов, проведённый в 2017 году, можно найти здесь.

Политические и нормативные инструменты, ответственные за финансовые репрессии

Использование частных сбережений для погашения государственного долга возможно с использованием следующих инструментов политики и регулирования.

Явные или косвенные ограничения на процентные ставки, особенно на государственные долги

Эти ограничения процентных ставок могут осуществляться различными способами, включая:

Явное государственное регулирование – Правило Q в Соединенных Штатах запрещало банкам выплачивать проценты по вкладам до востребования и ограничивало процентные ставки по сберегательным депозитам.

Искусственные процентные ставки для центрального банка – часто устанавливались по указанию казначейства или министерства финансов, когда независимость центрального банка была ограниченной или отсутствовала.

Дополнительно, появление и поддержание внутреннего рынка государственных долговых обязательств достигается за счёт требований к капиталу банков для обеспечения государственного долга, а также путём запретительных или грабительских альтернативных мер.

Это включает:

  • «Пруденциальные» меры регулирования, требующие, чтобы учреждения обеспечили государственные долги своими портфелями – пенсионные фонды исторически были основным вариантом;
  • Операционные налоги на акции для инвесторов также напрямую работают на государственный долг;
  • Запрет на операции с золотом.
  • Государственные ограничения на передачу активов за границу путем введения контроля над капиталом

    Наряду с устойчивым ростом инфляции, вышеуказанные инструменты облегчают передачу богатства от вкладчиков, чтобы уменьшить долговое бремя правительства.

    Инфляция

    Когда погашение процентов по государственному кредиту ниже уровня инфляции, отрицательное реальное (с поправкой на инфляцию) погашение процентов приводит к размыванию или ликвидации реальной стоимости государственного долга. В этом документе, опубликованном Национальным бюро экономических исследований, такое экономическое явление описывается во всех подробностях, равно как и его огромное влияние на общество.

    Отрицательные реальные процентные ставки сильно уменьшают бремя государственного долга, потому что:

  • Выплата процентов по государственным кредитам очень низка, по сравнению с другими ставками на рынке;
  • Инфляция приводит к увеличению налоговых поступлений для правительств за счёт налога на прирост капитала, а также НДС и подоходного налога, которые увеличиваются пропорционально росту заработной платы.
  • Со временем, размер погашения задолженности по сравнению с налоговым доходом существенно уменьшается. Отрицательные реальные (с поправкой на инфляцию) процентные ставки, конечно же, уничтожают реальную стоимость государственного долга, но, при этом, также, приводят к уничтожению реальной стоимости сбережений отдельных лиц. Приведённые выше инструменты политики заставляют вкладчиков участвовать в этой экономической схеме, сводя к минимуму их возможности инвестировать в другие вещи, замедляющие инфляцию, такие как товарные или оффшорные инвестиции.

    Финансовые репрессии иногда называют скрытым налогом. Вышеуказанные инструменты политики создают принудительный, абсолютно регулируемый, подконтрольный рынок, где сочетание безобидно низких процентных ставок и несколько более высоких темпов инфляции направляет частные сбережения на сокращение государственных долгов настолько сложным и неочевидным способом, что рядовой избиратель никогда не понимает, как это работает, или даже, вообще никогда не сможет осознать, что такое происходит. В эпоху финансовых репрессий огромные богатства перераспределялись от вкладчиков практически без политических последствий.

    Факторы, способствующие репрессиям, всё ещё актуальны сегодня, но не так явно и не в той степени, в какой это было в эпоху финансовых репрессий. Например, запреты, связанные с процентами, в Правиле Q, были отменены, а ограничения на закупки драгоценных металлов, в основном, исчезли. Тем не менее, ограничения на оффшорные инвестиции сегодня всё ещё существуют во многих странах.

    Финансовые учреждения, такие как страховые компании и банки, мотивированы или даже вынуждены держать определённую сумму государственного долга с низкой доходностью. Во многих случаях банки способствуют ликвидации государственного долга посредством государственных облигаций с выплатой процентов, которая ниже уровня инфляции.

    Банки, однако, могут избежать негативного влияния на свои доходы следующим путем:

  • Использовать депозиты своих клиентов на банковских/чековых счетах для выдачи ссуд населению по ставкам, намного превышающим ставки по государственным облигациям;
  • Платить меньший процент или, вообще, не платить его клиентам с чековыми счетами.
  • Банки могут получать проценты по кредитам (используя деньги своих клиентов) или инвестировать в высокодоходные активы (используя деньги своих клиентов), чтобы не только ликвидировать государственный долг, но и получать прибыль, несмотря ни на что.

    Влияние на общество

    Степень влияния инструментов финансовых репрессий на индивидуальные сбережения зависит от того, куда деньги вкладываются или где хранятся. Если деньги хранятся на банковском счёте, где проценты не зарабатываются, то они просто теряют свою ценность из-за инфляции. Деньги, хранящиеся на безрисковом счёте, получают умеренные процентные ставки. Но, если реальные ставки отрицательны, ценность этих денег также подрывается силой инфляции.

    Инвесторы постоянно стремятся к доходам, чтобы нивелировать инфляцию, например, инвестируя в акции. Но, даже после того, как вы смогли получить доход выше инфляции – ваши доходы могут облагаться налогом на прирост капитала, который в некоторой степени сразу же бьёт по чистым доходам.

    Чтобы дать представление о том, насколько ощутимы результаты финансовых репрессий для страны, давайте рассмотрим США и Великобританию. В эпоху финансовых репрессий обе эти страны в среднем смогли ликвидировать государственный долг примерно на 3–4% ВВП. В 1980 году ВВП США составлял около $2,86 трлн – 4% из этого примерно равны $14 млрд.

    Когда речь идет о стимулировании экономики путем поддержания здорового уровня инфляции, скажем, 2%, путём снижения процентных ставок, центральные банки приводят в движение именно то, что необходимо для ликвидации государственного долга. В частности, низкие процентные ставки в сочетании с умеренным уровнем инфляции. Да, 2% могут показаться безобидными, но их воздействие со временем усугубляется. Например, инвестиция в $1000, скажем, под 5% годовых на 20-летний период, по итогам, через 20 лет, будет равна, соответственно, $2000. Тем не менее, уровень инфляции в 2% в год, фактически, снизит реальный прирост этих инвестиций на 32%, примерно, до $1360.

    Следующий финансовый кризис

    Десятилетие, которое предшествовало началу кризиса субстандартного кредитования летом 2007 года, привело к рекордному росту частного долга во многих странах с развитой экономикой, включая Соединенные Штаты. Теперь, после этого кризиса, государственный долг становится угрожающе большим. По данным Международного валютного фонда, мировой государственный долг к уровню ВВП составляет 250% – примерно на 30 процентных пунктов выше, чем это было накануне финансового кризиса 2008 года. Размер рискованного рынка кредитования с использованием заёмных средств в США удвоился и составил более $1,2 трлн — с примерно $600 млрд накануне рецессии 2008 года.

    Существуют и другие факторы (например, высокий уровень корпоративного долга), которые поспособствуют возникновению кризиса. Однако, это не умаляет того факта, что потенциально расточительным государственным расходам будет позволено продолжаться, потому что механизмы субсидирования ликвидации возникающих долговых обязательств всё время действуют незаметно. Только на этот раз последствия обернутся не только перераспределением богатств, но и потенциальным финансовым кризисом, который будет намного жёстче, чем в 2008 году.

    Поэтому, когда некто подобный Стиву Мнучину провозглашает Биткойн как «инструмент зла», и который (поэтому) должен тщательно контролироваться – он должен фактически признать, что возможность злоупотребление криптовалютами плохими игроками бледнеет по сравнению со злоупотреблением монетарной властью политиками и главами центральных банков.

    В следующей статье этой серии мы обсудим что именно делает Биткойн хорошей альтернативой «злу».

    Автор: Irlon Terblanche

    Источник

    О сайте

    Информационный сайт последних и актуальных новостей о страховании.

    Комментарии

    Посетители

    Октябрь 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сен    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  
    Яндекс.Метрика